e_muet (e_muet) wrote in femunity,
e_muet
e_muet
femunity

Новогодний фемицид в Бразилии напоминает нам за что борется феминизм

via Радфем цитатник

За пару минут до Нового года, в бразильском городе Кампинас, который расположен в северо-западной части Сан-Паулу, Сидней Рамис де Араужу припарковал свой автомобиль во дворе дома, где его бывшая жена, Исамара Фильер (Isamara Filier) устроила новогоднюю вечеринку. У 46-летнего мужчины было два пистолета и десять бомб домашнего изготовления [1]. Он перепрыгнул ограду, вошел в дом и убил каждую женщину, попавшуюся ему на глаза, начиная с Исамары. Затем Рамис де Араужо убил их сына, Жуана и совершил самоубийство. Три человека попали в больницу, четырем удалось остаться невредимыми.

Хотя Рамис де Араужо выбрал целью членов одной и той же большой семьи, это массовое убийство повлияло на несколько семей [2] трагическим образом. Исамара Фильер, 41 год, потеряла мать, сына, брата и свою собственную жизнь. Лилиана Феррейра Донато, 44 года, была убита, также, как и её сестра, её муж всё еще находится в больнице. Лузия Майя Феррейра, 85 лет, также была убита. Она потеряла трех дочерей и внучку, её сын все еще находится в больнице.

Рамис де Араужо начал планировать нападение перед Рождеством. Он оставил в своей машине голосовые записи [3], в которых заявил, что хотел убить столько женщин-родственниц, сколько возможно.

Супруги разошлись более пяти лет назад [4], дело по поводу опеки над детьми было закрыто более трех лет назад, но Рамис де Араужо, тем не менее, продолжал бороться за право на опеку. Исамара Фильер утверждала, что он не пригоден для воспитания сына, и была обеспокоена тем, что он домогался ребенка. Два психолога, нанятых бразильским министерством юстиции и психолог, нанятый Исамарой Фильер, установили факт неподобающего поведения Рамиса де Араужо по отношению к сыну. Система правосудия ограничила его визиты так, чтобы он мог видеть сына только в присутствии матери (или ее родственника).

Записи, которые Рамис де Араужо сделал до того, как совершил преступление, в целом являются изложением мужских привилегий и необузданного мужского гнева, не только в отношении женщин, но в отношении феминизма в целом. Он отказался обращаться к любой женщине по имени, вместо этого он использовал слово «vadia», означающее «стерва». Тем не менее, он выразил уважение к полиции, сказав, что он сожалеет о беспорядке, который собирается сотворить. В своем заявлении он говорил, что первоначально хотел совершить преступление на Рождество (когда у него было посещение по расписанию), «так, чтобы я мог убить самых больших стерв в семье», но ждал, потому что чувствовал, что ему не хватало практики.

Рамис де Араужо утверждал, что чувствовал себя ущемлённым и хотел отомстить за то, что он называл «несправедливостью», совершаемой по отношению к нему Исамарой Фильер и бразильскими законами, которые защищают женщин. В своем предсмертном сообщении он говорит: «я умираю за справедливость, достоинство, честь и мое право быть отцом! Эта стерва была хитра и вдохновила других стерв, чтобы они сделали то же самое со своими сыновьями. Теперь отцы вдохновятся, чтобы убить семьи этих стерв».

Мы мало знаем об Исамаре Фильер. Информации о том, кто она была мало, трудно понять, чем она занималась или каков был её характер. Но после ее смерти, бразильские феминистки обнаружили, что она была женщиной, которая провела десять лет в борьбе за свою жизнь и жизнь своего сына. Некоммерческая феминистская организация «Centro Feminista de Estudos e Assesoria» [Феминистский центр исследований и консультаций], пишет следующее [5]:

«Исамара Фильер подала пять жалоб против своего бывшего партнера за агрессию и угрозы, а также сексуальные домогательства в отношении ее сына. Ее смерть [была предсказуема] с 2005 года. Одиннадцать лет спустя, с государством, которое не смогло предотвратить злодеяние и защитить ее, преступление стало реальностью.

Усилия которые Исамара Фильер прикладывала в борьбе за свою жизнь, рассматривались ее потенциальным убийцей как посягательство на его мужскую власть. Он сказал: «чем больше она пытается дистанцировать [моего сына] от меня, тем больше я ненавижу её, и тем меньше меньше меня мучает совесть».

В омерзительной манере он прямо обращается к сыну, убийство которого планирует, говоря: «Сынок, папа тебя очень любит. Я не позволю тебе страдать от рук этой стервы, сын». Он продолжает свою бессвязную тираду:

«Сын, я не мачист, и у меня нет каких-либо ненависти к женщинам (тех, которые хорошие, я люблю всем сердцем). Я ненавижу стерв, которых вокруг в изобилии. Я не могу сказать, что все женщины стервы! Но все женщины знают, на что способны стервы! Каждая женщина боится умереть молодой, [Исамара] умрет от моих рук!»

Ясно, что Рамис де Араужо считает источником своих проблем: феминизм. Он говорит:

Я уже мертв, потому что я не могу наслаждаться жизнью с тобой из-за феминистской системы и тех чокнутых баб. Сын, будь уверен, мы будем не единственными пострадавшими, я заберу с собой как можно больше людей из этой семьи, чтобы убедиться, что это никогда не случится снова с другим честным рабочим человеком.

Повергает в шок, что кто-то может утверждать, что любит своего сына, одновременно планируя его убийство. Если действия Исамары Фильер на что и указывают, так это на то, что она полностью осознавала опасность, которую ее бывший муж представлял для нее и для её сына. Что она не могла предвидеть, так это то, что объектом его мизогинной мести станут и другие люди.

Неудивительно, что СМИ ужасно осветили эту историю и роль, которую мизогиния сыграла в трагедии. Несколько изданий представили преступление, однозначно совершенное по признаку пола, как случайную массовую стрельбу.

Агентство «Рейтер» [6], например, сообщило об истории так, будто это было простым совпадением, что Рамис де Араужо устроил бойню на вечеринке по поводу кануна Нового года у его бывшей жены. Паулу Прада пишет: Вооруженный мужчина ворвался в дом, где проходила вечеринка, и убил 11 человек, включая его бывшую жену и 8-летнего сына, затем выстрелил себе в голову, во время празднования Нового года в городе Кампинас на юго-востоке Бразилии, поздно вечером в субботу». Далее не следует никакого пояснения по поводу мизогинной компоненты убийств [7]. Это важно, поскольку многие новостные агентства во всем мире полагаются на медиа-агентства вроде «Рейтер». Этот отчет был слово в слово переведен на испанский язык для «Latin Correspondent» [8], а также перепечатан в «The Japan Times» [9] и «Global News» [10], среди прочих [11].

В результате, новостные издания, которые полагаются на «Рейтер» для точного и тщательного освещения, не смогли представить какие-либо комментарии о вопиющей мизогинии, явно артикулированной Рамисом де Араужо, или любом контексте насилия в сторону его бывшей жены и сына до убийства.

«Centro Feminista de Estudos e Assesoria» указывает, что это не первый раз, когда фемицид сотрясает Бразилию примерно в это же время года. 30 декабря 1976 года женщина по имени Анжела Динис была убита ее бывшим партнером, Дока Стритом (Doca Street).

Феминистский центр исследований и консультаций указывает на то, что не в первый раз убийства женщин в это время года потрясли Бразилию. 30-го декабря 1976 года, женщина по имени Ангела Динис была убита ее бывшим партнером, Дока Стрит.
Центр пишет:

«В глазах агрессоров, таких как Сидней на этой неделе, или Дока Стрит 40 лет назад, все женщины, которые борются за свободу и независимость, являются стервами. За 40 лет, что разделяют преступления Дока Стрита и Сиднея Рамиса де Араужо, мы, бразильские женщины, продвинулись в правах, в то же время структуре патриархатного господства – которая отвечает за убийство 13 женщин ежедневно – удалось создать барьеры, так что мы по-прежнему не можем добиться достойной жизни и прав человека».

Ранее я уже писала [12] о том, что положить конец насилию в отношении девочек и женщин – это самая неотложная задача феминистского движения. Сегодня я хочу повторить свой призыв. Я понимаю, что это заманчиво отвлекаться на тактики, которые предназначены сознательно замалчивать феминистские дебаты [13] и смещать фокус нашего внимания [14]. И хотя я считаю важным рассмотреть эти прилагаемые усилия, мы не должны позволять увести себя в сторону от самой неотложной задачи движения за права женщин.

Как феминистки, мы здесь ради Исамары и всех женщин и девочек, жизнь которых была обесценена в патриархате. Все женщины, убитые на вечеринке в канун Нового года стали мишенями и были убиты потому, что они женщины. Само их бытие женщинами в обществе, которое, хоть непоследовательно, но тем не менее все чаще работает над тем, чтобы признать их людьми, представляет собой угрозу мужской власти и мужским привилегиям. Оно всегда было угрозой.
Наташа Чарт пишет [15]:

«Если ты разозлила мужчину, ты могла просто исчезнуть. Так было в течение очень долгого времени. Так много мужчин по-прежнему действуют ожидая мгновенного послушания, которое может быть продиктовано ужасом, что трагедия продолжается [16]».

Мы боремся против угнетения и подчиненного положения женщин. Мы не должны ослаблять наши усилия, если хотим положить конец насилию в отношении женщин и девочек.
Наши жизни зависят от этого.

Авторка: Ракель Розарио Санчез / Raquel Rosario Sanchez
Источник: http://www.feministcurrent.com/2017/01/06/brazils-mass-femicide-reminds-us-feminism-fighting/

Перевод: Сара Бендер
Редакция: Светлана Куприн

Перечень всех ссылок см. в оригинальном посте ВК
Tags: абьюз, домашнее насилие, материнство, фемицид
promo femunity april 17, 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author