contrary_kind (contrary_kind) wrote in femunity,
contrary_kind
contrary_kind
femunity

Мифы, из-за которых дети подвергаются риску при судебных тяжбах об опеке

Оригинал взят у kotosinica в Мифы, из-за которых дети подвергаются риску при судебных тяжбах об опеке (часть 1)

  Сокращённый перевод вот этой статьи.В копилку к рассуждениям о ложных обвинениях и отцах, которым не дают опеку над детьми.

  Введение

  Приблизительно 1 из 2 браков в США заканчиваются разводом, и это затрагивает около миллиона детей в год. Примерно в 10% случаев таких разводов происходят судебные тяжбы об опеке. В то же время насилие над детьми является распространённой проблемой в нашем обществе, а браки, в которых происходит насилие, часто заканчиваются разводом. К сожалению, тяжбы об опеке cтали инструментом, посредством которого абьюзеры пытаются расширить или поддержать контроль над своими жертвами после распада брака. Хотя исследование не обнаружило повышенного уровня ложных заявлений о насилии над детьми и домашнем насилии в контексте споров об опеке и посещении детей, судебные исполнители нередко необоснованно подозревают подобное во время тяжб. Как результат, родители и дети, подвергающиеся насилию, могут ревиктимизироваться из-за действий системы правосудия после развода.

  Здесь представлен обзор некоторых ошибочных убеждений, способствующих незащищённости детей от насилия.


Миф 1. Заявления о сексуальном насилии - обычное явление при спорах об опеке, причём большинство таких заявлений ложны, необоснованны и бездоказательны.

  Многие верят, что заявления о насилии часты в судах по вопросам опеки и при разводах, где они используются, как правило, матерями, чтобы получить тактическое преимущество. Однако исследование показало, что заявления о сексуальном насилии нечасто встречаются при тяжбах об опеке, и при должном расследовании не обнаруживается большей частоты ложных заявлений по сравнению с заявлениями в других случаях.

  Эта проблема изучалась денверской исследовательской группой AFCC (Denver-based Research Unit of the Association of Family and Conciliation Courts) в двухлетнем исследовании распространённости и обоснованности заявлений о сексуальном насилии в делах об опеке. Исследование, охватившее 12 штатов, показало, что только в 6% дел об опеке подавались заявления о сексуальном насилии. В половине случаев заявления были признаны исследователями (следователями?) правдивыми, в 17% случаев обоснованность заявлений нельзя было с уверенностью подтвердить. В оставшейся трети случаев, как считается, не происходило насилия. Однако в большинстве случаев, когда насилие не подтвердилось, считалось, что сами заявители верили в свои подозрения. Похожие результаты были получены и другими исследователями.

  Важно также отметить, что не во всех ложных заявлениях матери обвиняют отцов. Nicholas Bala и John Schuman, профессора права из университета Квинс (Queen's University), составили обзор решений канадских судов в случаях, когда были поданы заявления о физическом и сексуальном насилии в контексте решений об опеке. Было изучено 196 связанных с семейным правом дел, рассматриваемых между 1990 и 1998 годами. Результаты показали, что судьи считали только треть неподтверждённых случаев насилия над детьми, рассматривавшихся при спорах об опеке, включала умышленный обман в суде. В этих случаях судьи обнаружили, что отцы чаще фабрикуют обвинения, чем матери. Только 1.3% заявлений, поданных женщинами, были признаны намеренно ложными в суде, а среди заявлений, поданных мужчинами, таких было 21%.

  Более подробно здесь:

  • Bala, N. & Schuman, J. (2000). Allegations of sexual abuse when parents have separated. Canadian Family Law Quarterly, 17, 191-241.

  • Brown, T., Frederico, M., Hewitt, L., & Sheehan, R. (1997). Problems and solutions in the management of child abuse allegations in custody and access disputes in the family court. Family and Conciliation Courts Review, 36 (4), 431-443.

Миф 2. История избиений в семье никак не связана с насилием над детьми.

  Родитель, подвергавшийся насилию со стороны супруга, часто волнуется о безопасности своих детей - особенно после разъезда, когда они не присутствуют при детях. Некоторые считают этот страх необоснованным, утверждая, что нет значимой корреляции между избиением жены и насилием над детьми. Многочисленные исследования, однако, не поддерживают эту позицию и показывают, что динамика власти, выливающаяся в домашнее насилие, может также приводить и к насилию над детьми. Как указано в докладе Американской Психологической Ассоциации за 1996 г., от отцов, избивающих супругу, можно также ожидать использования силы для контроля над детьми (APA, 1996). На сегодняшний день более 30 исследований показывают, что случаи домашнего насилия и насилия над детьми часто перекрываются.

  Домашнее насилие может нанести детям вред, даже если сами они не подвергаются сексуальному или физическому насилию. Фактически дети-свидетели домашнего насилия могут иметь эмоциональные и поведенческие проблемы такого же уровня, как дети, прямо подвергавшиеся физическому и сексуальному насилию (Jaffe, Wolfe, & Wilson, 1990).

  Более подробно здесь:

  • American Psychological Association. (1996). Report of the APA Presidential Task Force on Violence and the Family , Washington, D.C.: Author.

  • Appel, A. E. & G. W. Holden (1998). The Co-occurrence of Spouse and Physical Child Abuse: A Review and Appraisal. Journal of Family Psychology, 12(4): 578-599.

  • Bancroft, L., & Silverman, J. (2003). The Batterer as Parent. Thousand Oaks, CA: Sage.

  • Bancroft, L., & Silverman, J. (2002). Assessing risk to children from batterers. (http://www.lundybancroft.com/pages/articles_sub/JAFFE.htm)

  • Edleson, J. L. (1999). The overlap between child maltreatment and woman battering. Violence Against Women, 5(2), 134-154. (Pdf: http://www.vawnet.org/DomesticViolence/Research/VAWnetDocs/AR_overlap.pdf )

  • Feerick, M. M., & Haugaard, J.L. (1999). Long-term Effects of Witnessing Marital Violence for Women: The Contribution of Childhood Physical and Sexual Abuse. Journal of Family Violence, 14(4), 377-398.

  • Kernic, M. A ., Wolf, M. E ., Holt, V. L ., McKnight, B ., Huebner, C. E ., & Rivara, F. P. (2003). Behavioral problems among children whose mothers are abused by an intimate partner. Abuse & Neglect, 27(11), 1231-46.

  • Jaffe, P. G.,Wolfe, D. A., & Wilson, S. K. (1990). Children of battered women. Newbury Park, CA: Sage Publications.

  • Paveza, G. (1988). Risk factors in father-daughter child sexual abuse. Journal of Interpersonal Violence, 3 (3), 290-306.

  • Ross, S. M. (1996). Risk of physical abuse to children of spouse abusing parents. Child Abuse & Neglect, 20(7), 589-98.

  • Roy , M. (1988). Children in the crossfire: Violence in the home - how does it affect our children? Deerfield Beach , FL : Health Communications.

  • Straus, M. A. (1983). Ordinary violence, child abuse, and wife beating: What do they have in common? In D. Finkelhor, R. J. Gelles, G. T. Hotaling, & M. A. Straus (Eds.), The dark side of families: Current family violence research (pp. 213-234). Newbury Park, CA: Sage.


  • Wolfe, D. W. Crooks, C. V., Lee, V., McIntyre-Smith, A., & Jaffe, P. G. (2003). The effects of exposure to domestic violence on children: A meta-analysis and critique. Clinical Child and Family Psychology Review, 6, 171-187.


  Миф 3. Передача детей жестоким родителям - редкость.

  Некоторые считают, что передача детей под опеку родителей, осуществляющих насилие - редкое явление. Многие из нас хотели бы в это верить. К сожалению, исследования показывают, что мужчины, которые просят опеки над детьми, часто выигрывают независимо от наличия истории насилия.

  Хотя женщины чаще получают опеку над детьми, это происходит, потому что они и просят об опеке чаще. Когда мужчины просят об опеке, они часто её получают. Согласно докладу Американской Психологической Ассоциации, насильственный мужчина с большей вероятностью попросит о единоличной опеке над ребёнком, чем ненасильственный отец, причём он может с такой же (если не большей) вероятностью выиграть спор об опеке (APA, 1996). Доклад Фонда Американских Судей ( American Judges Foundation) сообщает, что в 70% случаев абьюзер, просящий об опеке, может убедить суд получить её.

  Более того, заявление о насилии часто наносит больше вреда подвергавшемуся насилию или обеспокоенному родителю, чем самому обвинённому в насилии. Исследование, финансируемое Национальным Институтом Юстиции (National Institute of Justice), показывает, что только 35% матерей, заявивших о домашнем насилии, получили преимущественное право опеки, по сравнению с 42% не заявивших о нём. Отцы, обвинённые в домашнем насилии, получали преимущественное право опеки в 10% случаев, не обвинённые в насилии отцы - в 9% случаев (Saccuzzo & Johnson, 2004)..

  Недавнее исследование Harborview Injury Prevention & Research Center в Сиэттле подтверждает эти результаты (Kernic et al., 2005). Исследователи проанализировали документацию на 800 с лишним пар с детьми, подававших на развод в 1998-1999 гг., включая  324 случаев с домашним насилием. Оказалось, что свидетельства домашнего насилия не влияли на решения суда об опеке: жестокие отцы получали право опеки с той же вероятностью, что и ненасильственные отцы.

  Исследователи из Университета штата Калифорния (California State University) опросили 100 родителей, считавших себя заботливыми (Stahly et al., 2004). Перед разводом 94% матерей, участвовавших в исследовании, называли себя основными воспитателями, а 87% имели право опеки во время раздельного проживания родителей. Однако после сообщения о насилии над детьми и суда только у 27% осталось право опеки. Большинство из этих матерей (97%) сообщили, что сообшение о насилии игнорировали или преуменьшали его значение. Матерям казалось, что их наказывали за то, что они пытались защитить своих детей. 45% матерей сказали, что им приписали синдром родительского отчуждения (Parental Alienation Syndrome).

  Более подробно здесь:

  • American Psychological Association. (1996). Report of the APA Presidential Task Force on Violence and the Family, Washington , D.C.: Author.

  • American Judges Foundation, Domestic Violence and the Court House: Understanding the Problem.Knowing the Victim, Forms of Emotional Battering Section, Threats to Harm or Take Away Children Subsection http://aja.ncsc.dni.us/domviol/page5.html

  • Kernic, M. A., Monary-Ernsdorff, D. J., Koepsell, J. K., & Holt, V. L. (2005). Children in the crossfire: child custody determinations among couples with a history of intimate partner violence. Violence Against Women, 11(8), 991-1021.

  • Saccuzzo, D. P. & Johnson, N. E. (2004). Child Custody Mediation's Failure to Protect: Why Should the Criminal Justice System Care? NIJ Journal, 251, Available from the National Institute of Justice. http://ncjrs.org/pdffiles1/jr000251.pdf (page 21)

  • Stahly, G. B., Krajewski, L., Loya, B. Uppal, K., German, G., Farris, W., Hilson, N., & Valentine, J. (2004). Protective mothers in child custody disputes: A study of judicial abuse. California State University, San Bernardino .


Миф 4. Хорошие матери не теряют право опеки.

  Многие люди считают, что единственный вариант, при котором мать может потерять право опеки в пользу родителя, обвинённого в избиениях или насилии над детьми, это вариант, когда доказано, что мать не пригодна для родительства. Многим людям трудно поверить, что суд может забрать ребёнка у матери, до этого бывшей основным воспитателем ребёнка, если её единственное преступление - выражение беспокойства о своей безопасности или безопасности ребёнка. К сожалению, подобные вещи происходят; вопрос в том, почему.

  На этот вопрос нет единого ответа. Похоже, что существует несколько факторов. Во-первых, в обществе распространена вера в то, что человек, выглядящий нормальным и действующий как нормальный, не может на самом деле оказаться абьюзером. Агрессоры хорошо осведомлены о нашей склонности делать выводы о поведении человека в семье на основе его поведения на публике и часто используют эту коллективную слепоту ради своей выгоды, чтобы показаться идеальными родителями на суде (Salter, 2003). С другой стороны, часто кажется, что обеспокоенная безопасностью ребёнка мать чересчур озабочена и преувеличивает проблему.

  В докладе Американской Психологической Ассоциации указано, что в случаях, когда суд игнорирует историю насилия в семье в контексте поведения матери, она может показаться враждебной, не желающей сотрудничать или психически нестабильной. Например, мать может отказываться раскрывать свой адрес или сопротивляться бесконтрольному посещению, особенно, если она думает, что её ребёнок в опасности. Психологи, оцениваюшие состояние матери, могут обвинить её в отчуждении детей от отца и рекомендовать передать право опеки ему, если они минимизируют важность проявления жестокости в отношении матери или патологизируют реакцию матери (APA, 1996).

  Второй причиной, по которой подходяшие на роль родительницы матери теряют право опеки, является вера многих судебных исполнителей в то, что единственная причина для женщины выдвинуть обвинение в насилии на судебном процессе об опеке - получение тактического преимущества. Исследователи, однако, не находят таких преимуществ. В действительности в отношении женщин, обвиняющих отцов в насилии, выносятся менее благоприятные вердикты, чем в отношении женшин, не выдвигающих таких обвинений (Saccuzzo & Johnson, 2004). Причина, возможно, в том, что заявления женщин о насилии могут считать ложными или преувеличенными для того, чтобы манипулировать судом (Doyne et al., 1999). По этой причине некоторые адвокаты советуют женщинам не сообщать о домашнем насилии или насилии над детьми из-за риска потерять право опеки в пользу обвинённого в насилии родителя ("Custody Litigation," 1988; Saccuzzo & Johnson, 2004).

  Третий фактор - проблемы законодательства. Во многих штатах есть законы, предписывающие давать предпочтение совместной опеке, а в случаях, если она невозможна, предпочтение отдаётся тому родителю, который более "дружественно" относится к совместной опеке. По крайней мере в 31 штате есть законы, требующие устанавливать, насколько родители склонны к сотрудничеству, при вынесении решений об опеке (Gonzalez & Reichmann, 2005).

  Предпочтение "дружественного родителя" должно было гарантировать, что дети отправятся к родителю, который с большей вероятностью будет способствовать отношениям ребёнка с другим родителям. Цель хорошая, но на практике в невыгодное положение попали родители, обеспокоенные насилием над детьми и домашним насилием (Dore, 2004).

  Четвёртая причина - стандарты, позволяющие псевдонауке влиять на решения семейного суда. За многие годы был описан целый ряд "синдромов" с целью патологизировать реакцию родителей, пытающихся защитить своего ребёнка от насильственного супруга. Самый популярный из них, "Синдром родительского отчуждения", обсуждается в следующем разделе.

  Более подробно здесь:

  • American Psychological Association. (1996). Report of the APA Presidential Task Force on Violence and the Family, Washington, D.C : Author.

  • Custody litigation and the child sexual abuse backfire syndrome. (1988, Winter). Jurisfemme, 8, 21.

  • Dore, M. K. (2004). The "Friendly Parent" Concept: A Flawed Factor for Child Custody, Loyola Journal of Public Interest Law, 6, 41-56. http://www.margaretdore.com/images/DORE2.pdf

  • Doyne, S. E., Bowermaster, J. M., Meloy, J. R., Dutton, D., Jaffe, P., Temko, S., & Mones, P. (1999). Custody disputes involving domestic violence: Making children's needs a priority. Juvenile and Family Court Journal, 50 (2), 1-12.

  • Gonzalez, A. M., & Reichmann, L. M. (2005). Representing Children in Civil Cases Involving Domestic Violence. Family Law Quarterly, 39 (1), 197-220.

  • Leadership Council. (n.d.). Eight Myths about Child Sexual Abuse. http://www.leadershipcouncil.org/1/res/csa_myths.html

  • Morrill, A. C., Dai, J., Dunn, S., Sung, I. , & Smith, K. (2005). Child custody and visitation decisions when the father has perpetrated violence against the mother. Violence Against Women, 11(8), 1076-1107.

  • Saccuzzo, D. P. & Johnson, N. E. (2004). Child Custody Mediation's Failure to Protect: Why Should the Criminal Justice System Care? NIJ Journal, 251, Available from the National Institute of Justice. http://ncjrs.org/pdffiles1/jr000251.pdf (page 21)

  • Johnson, N. E., Saccuzzo, D. P., & Koen, W. J. (2005). Child custody mediation in cases of domestic violence: Empirical evidence of a failure to protect. Violence Against Women, 11 (8), 1022-1053

  • Salter, A. C. (2003). Predators: Pedophiles, rapists and other sex offenders: Who they are, how they operate, and how we can protect ourselves and our children. New York: Basic Books.

  • Zorza, J. (1992). Friendly parent provisions in custody determinations. Clearinghouse Review, 26(8), p. 924.


  Миф 5. Синдром родительского отчуждения - это обычный, хорошо задокументированный феномен.

  Люди, верящие в миф о матерях, часто выдвигающих ложные обвинения в насилии, могут пытаться объяснить этот феномен, полагаясь на теорию о Синдроме родительского отчуждения (Parental Alienation Syndrome, PAS). Накоторые считают, что это научная теория, а PAS - хорошо задокументированный феномен.

  Хотя дети могут отдаляться от одного или обоих родителей во время развода, у Синдрома родительского отчуждения (PAS) отсутствует научное обоснование, и нет хорошего объяснения этого процесса. Фактически создатель теории доктор Ричард Гарднер разработал её, когда был платным консультантом для мужчин, обвинённых в сексуальном насилии над детьми. Т. е. синдром был создан как теория для защиты от заявлений детей о сексуальном насилии (Dallam, 1999).

  Гарднер даёт синдрому следующее определение:

  Синдром родительского отчуждения (PAS) - расстройство, возникающее обычно в контексте споров об опеке над детьми. Его основное проявление - кампания ребёнка по очернению родителя, кампания, у которой нет оправдания. Это возникает из-за комбинации программирования (промывания мозгов) родителем и содействия самого ребёнка поношению родителя-мишени...

Теория изображает родителя, предпочитаемого ребёнком (обычно мать), как злобного "отчуждателя" ("alienator"), практически единолично ответственного за то, что уязвимый ребёнок настроен против проживающего отдельно от него родителя (обычно отца). Следовательно, ребёнок рассматривается как психически больной, а "отчуждающий" родитель (например, мать, опасающаяся насилия) рассматривается как единственная причина расстройства. Когда родителя относили в такую "тяжёлую" категорию, доктор Гарднер рекомендовал передать ребёнка под опеку другого родителя - того самого, которого ребёнок обвинял в насилии. Таким образом, основной метод лечения этого так называемого заболевания - передача ребёнка обвинённому в насилии родителю, в то время как контакт с заботящимся о ребёнке родителем сокращается или прекращается.

  Стоит указать на то, что Гарднер никогда не представлял свою теорию для проверки, и никогда не было показано, что это действительный синдром. Несмотря на эти недостатки, к PAS часто прибегают в судах, так как эта теория хорошо подходит к предпочтению дружественного родителя. Более того, некоторые суды приняли PAS из-за того, что он подходит для объяснения хорошо узнаваемого феномена во время споров об опеке - борьбы родителей за внимание ребёнка.

  В профессиональных журналах PAS приводится как пример плохой науки, которая приводится в судах в качестве надёжного доказательства (Rotgers and Barrett, 1996).Более того, PAS был дискредитирован в академических кругах из-за необъективности в отношении женщин и детей и неспособности учитывать альтернативные объяснения поведения участников процесса. Кроме того, критики отмечали, что мероды, используемые Гарднером для определения достоверности утверждений о насилии, сильно необъективны в пользу растлителей детей (Amaya-Jackson & Everson, 1996).

  Недавнее исследование (цитируемое по Johnston & Kelly, 2004) оценило множество факторов, которые могут способствовать отторжению родителя ребёнком. Был сделан вывод, что настолько же важным, как отчуждающее поведение со стороны родителя, был настоящий опыт насилия вотношении ребёнка или отсутствие теплоты в отношениях с отвергнутим родителем.

  Нельзя сказать, что обвинения в насилии всегда точны или что родители не пытаются манипулировать детьми при тяжбах об опеке. Однако семейным судам необходим более научный, более точный подход к сложностям при определении права на опеку. Упрощённые теории вроде теории о PAS недостаточно научны, и из-за них ребёнок может подвергнуться опасности ревиктимизации в суде.

  Более подробно здесь:

  • Amaya-Jackson, L., & Everson, M.D. (1996). Book Reviews: Protocols for the Sex-Abuse Evaluation . Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry, 35(7), 966-967.

  • Dallam, S. J. (1999). Parental Alienation Syndrome: Is it scientific? In E. St. Charles & L. Crook (Eds.), Expose: The failure of family courts to protect children from abuse in custody disputes. Los Gatos, CA: Our Children Our Children Charitable Foundation. http://www.leadershipcouncil.org/1/res/dallam/3.html

  • Dallam, S. J. (1998). Dr. Richard Gardner: A review of his theories and opinions on atypical sexuality, pedophilia, and treatment issues. Treating Abuse Today, 8(1), 15-23. http://www.leadershipcouncil.org/1/res/dallam/2.html

  • Dallam, S. J. (n.d.). Are Allegations of Sexual Abuse That Arise During Child Custody Disputes Less Likely to Be Valid? An Annotated Review of the Research. http://www.leadershipcouncil.org/1/pas/ap.html

  • Ducote, R. (2002). Guardians Ad Litem in Private Custody Litigation: The Case for Abolition. Loyola Journal of Public Interest Law, 3, 141.

  • Gardner, R. A. (2003). The Judiciary's Role in the Etiology, Symptom Development, and Treatment of the Parental Alienation Syndrome (PAS), American Journal of Forensic Psychology . 21(1), http://www.rgardner.com/refs/ar11w.html

  • Rotgers, F., & Barrett, D. (1996). Daubert v. Merrell Dow and expert testimony by clinical psychologists: Implications and recommendations for practice. Professional Psychology: Research and Practice, 27(5), 467-74.

  • Johnston, J. R. & Kelly, J. B. (2004). Commentary on Walker, Brantley, and Rigsbee (2004) "A critical analysis of parental alienation syndrome and its admissibility in the family court." Journal of Child Custody, 1(4), 77-89.


  Миф 6. Над детьми чаще издеваются женщины, а не мужчины.

 Миф о том, что женщины более жестоки по отношению к детям, чем мужчины, сейчас распространяется некоторыми экстремистскими группами. Это утверждение частично основано на статистическом отчёте Департамента здравоохранения и социальных служб США (U.S. Department Health and Human Services, HHS), где изучались обоснованные сообщения о насилии над детьми и пренебрежения в зависимости от гендера. Анализ показал, что в случаях плохого обращения родителей с детьми 40.8% составляли жертвы матерей, 18.8% - отцов, а в 16.9% случаев с детьми жестоко обращались и отец, и мать. Некоторые используют эту статистику, чтобы доказать, что для детей более рискованно находиться под опекой матерей, а не отцов.

  Анализируя этот доклад, важно отметить, что большинство случаев плохого обращения касались детей в возрасте до трёх лет. Так как женщины в нашем обществе обычно проводят с маленькими детьми намного больше времени, чем мужчины, поэтому и вероятность плохого обращения со стороны женщины больше, чем со стороны мужчины. Однако это не значит, что ребёнку безопаснее с отцом, а не с матерью.

  В недавнем исследовании рассматривались случаи детской смертности в Миссури за 8 лет. Исследователи обнаружили, что женщины ответственны за нанесение только 26% всех смертельных травм у маленьких детей (Schnitzer & Ewigman, 2005). Подавляющее большинство преступников, нанёсших смертельные травмы детям - мужчины (71.2%). В большинстве случаев это был отец ребёнка (34.9%) или парень матери (24.2%), мать ребёнка - только в 19.7% случаев. В других исследованиях получены сходные результаты.

  Судам следует внимательно относиться к злоупотреблению статистическими данными при оценке безопасности детей. К тому же, следует помнить, что групповые данные не могут сказать нам, насколько безопасна ситуация для ребёнка в каждом конкретном случае. На данный момент лучшим индикатором возможности проявления насилия в будущем является поведение ( Crowley , 2005). Таким образом, при определении права на опеку требуется аккуратное исследование доказательств, а не риторика. Судам следует обращать внимание на сообщения самих детей о насилии или пренебрежении, наблюдения над взаимодействием между ребёнком и родителями и свидетельства жестокого поведения родителя в семье в прошлом.

  Более подробно здесь:
  Вот такая статья попалась мне некоторое время назад. Кое-что я сократила, но основной смысл сохранился. Вот тебе и "права отцов нарушаются"...


Tags: абьюз, семейные отношения, стереотипы
Buy for 10 000 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments