маленький и нежный бот-шизофреник (anavuajna) wrote in femunity,
маленький и нежный бот-шизофреник
anavuajna
femunity

З - защитники

И сегодня в кои-то веки мы поговорим о мужчинах. В преддверии российского Дня защитника Отечества The Village опубликовало большое интервью с социологиней Мариной Юсуповой, которая посвятила российским мужчинами свою докторскую диссертацию и защитила ее в этом году в университете Манчестера.

Полностью оно здесь, а я приведу выдержки:

"Идея о мужчине-защитнике существует веками. Логика этой идеи автоматически разделяет всех людей на защитников и тех, кто нуждается в защите. Те, кто изображаются нуждающимися в защите, автоматически оказываются в подчиненном положении. Если коротко, то тут современная культура рассказывает нам две сказки: про плохого мужчину и про хорошего. Эти сказки работают во многих культурах, но в России как-то особенным образом превозносятся. Сказка про плохого мужчину рассказывает, что существуют эгоистичные и агрессивные мужчины, которые хотят надо всеми доминировать. Это такие сексуальные хищники, желающие переспать с как можно большим количеством женщин, использовать их для удовлетворения собственных потребностей. Это образ мужчины, которым отцы пугают своих дочерей. Вторая сказка — это сказка про хорошего мужчину, рыцаря, который никого не порабощает, он галантный, любящий, всегда готов принести себя в жертву, особенно ради своей женщины, своей семьи, своей страны. Он готов на все, чтобы защитить свою даму сердца от всех бед и опасностей. Однако, чтобы быть защитником, надо, чтобы был тот, от кого защищать, — то есть образ рыцаря всегда предполагает существование фигуры агрессора. А иначе конструкция не имеет смысла, и этот светлый образ не имеет никаких оснований. Необходим тот, кто желает ворваться на нашу территорию, обидеть наших детей, изнасиловать наших женщин и так далее.

Конструкция «мужчина-защитник» не работает также и без участия в ней женщин. В обмен на обещание безопасности женщина отдает рыцарю право на единогласное принятие решений: то есть если дом в опасности, если защитник все время должен сканировать окружающую среду на предмет врагов и угроз, то никакой речи о диалоге не идет. Защитник сам должен оценивать риски и принимать решения о том, какие меры принять для безопасности. Мужчина, который встает на позицию защитника, может указывать другим членам семьи или общества, что им нужно делать, чтобы сохранять свою безопасность. То есть он берет жизни подзащитных под свой контроль, чтобы лучше их защищать. Эта логика и ее маниакальная циркуляция в культуре обеспечивают порядок, при котором мужчины как группа обладают гораздо большей властью, чем женщины как группа. То есть когда индивидуальный мужчина очень сильно настаивает, что он прежде всего защитник и воин, это говорит о том, что ему нужна власть. Миф о защитнике позволяет выстраивать иерархии не только между мужчинами и женщинами, но и внутри мужчин как группы: те мужчины, которые не воины, становятся такими второсортными мужчинами. Защитник — это не только про самопожертвование, это еще и про власть. "

"Это политическая власть — власть принимать решения, чтобы не оказаться в самом низу социальной лестницы, и нормативная власть — определять, где норма, а где — отклонение от нормы. Люди — существа социальные, и это наша фундаментальная потребность — принадлежать некой группе. Если мы не соответствуем общепринятой норме в этой группе, то есть риск, что группа нас будет отторгать, и страх этого очень велик. Отлучение от социальной группы, ее неодобрение — это страх смерти. "

"Да, мужчины хотят быть защитниками. Когда я задавала вопрос о том, кого именно они хотят защищать и от чего конкретно, это вызывало некоторое замешательство: им казалось, что ответ очевиден. Когда я просила привести примеры, у некоторых возникал полный ступор. «От всякой опасности» и так далее. Потом было много разговоров о всевозможных воображаемых врагах, разбойниках в лесу, хулиганах на улице. Кто-то после долгого молчания вспомнил, как в пятом классе защитил девочку, которую одноклассник ударил пеналом. Я не говорю, что тут примеров нет, просто в моем исследовательском опыте с примером тут мужчины затруднялись. "

"Как исследователя меня интересует, когда и при каких обстоятельствах возникают устойчивые концепции о мужчинности и почему они иногда остаются востребованными в культуре, политике или, например, популярных сценариях романтической любви, даже если эти идеи со временем теряют всякий вес. Это позволяет хорошо разглядеть то, как работают и эволюционируют властные отношения в обществе, как поддерживаются иерархии между людьми в исторической перспективе."

"Красная армия была оплотом политической и идеологической системы в СССР. Она превозносилась как великая и победоносная армия, которая в одиночку победила фашистскую Германию, то есть сделала то, чего не смогли сделать все европейские армии, вместе взятые. Ни для кого не секрет, что все последующие войны, в которых участвовала Россия, мягко говоря, не пользовались такой популярностью у населения. Афганистан и две чеченские кампании в голове среднестатистического россиянина рождают один образ: 18-летних мальчишек, которых бросают в бой как пушечное мясо. Этих войн мы стесняемся, мы хотим о них забыть. "

"Комитет солдатских матерей проделал в этом плане огромную работу: они вытащили на повестку дня те преступления, которые творились в армии, показали, как работает дедовщина. Оказалось, что за десять лет войны в Афганистане были убиты 13 тысяч человек, а дедовщина за это время унесла жизни 38 тысяч. Именно благодаря женщинам, которые подняли эту тему, дела в российской армии сейчас намного лучше. "

"Политика гласности во многом уничтожила имидж великой и победоносной Красной армии. ... И одна из главных причин такой популярности [Путина] заключалась в его военизированном патриотизме, в том, что он всегда выражал глубокое почтение российским вооруженным силам. .... Он пообещал, что защитит страну, и его политическая стратегия сработала. Но такие политические стратегии возможны только в странах с амбициями великих военных держав, в странах, где дети на уроках музыки в школе поют военные песни десять лет подряд. Путин дал людям то, о чем они тосковали в 90-е, принялся лечить народную тоску по былому величию России."

"Идея о том, что значит «быть мужчиной в молодой постсоветской России», очень быстро и очень прочно увязывается с индивидуальным экономическим успехом. В ситуации рыночной конкуренции, когда никаких гарантий трудоустройства больше нет, военная служба из социального лифта превращается в препятствие для карьеры и самореализации. Она становится помехой, потерей времени, упущенными возможностями. Армия в капиталистическом обществе уже не является кузницей мужчин, она становится почти что тюрьмой. "

"Из моих интервью всплывают два очень ярких образа: мужчины говорили о великой, благородной и победоносной Советской армии и позорной, нищей и коррумпированной постсоветской. Я расскажу об одном из мужчин, которого я интервьюировала. Ему за 50, после школы он отслужил в советской армии два года. Он рассказывал об этом опыте, как о чем-то нужном и важном: армия дисциплинирует, воспитывает мужчину, пробуждает в нем воинский дух. Он говорил, что после армии мужчина всегда будет следить за тем, что говорит и что делает, ведь если в армии ты делаешь что-то не то, то тебе просто сразу же в челюсть летит кулак. Я спросила, служил ли в армии его сын. Он ответил, что сына в армию не пустит ни при каких обстоятельствах, потому что там дедовщина и там его изуродуют. Три минуты назад он рассказывал о том, что дедовщина нужна, так как она дисциплинирует мужчину, и тут же, когда речь зашла о его сыне, дедовщина оказывается чем-то, чего нужно избегать любыми возможными способами.

Я нашла, что у моих респондентов очень много претензий к тому, как устроена современная российская армия, однако никто не выразил мысли о том, что армия — это отживший свое институт. Все говорят о том, что стране нужна сильная армия, но служить там никто не хочет."

"Подобная демилитаризация не является чем-то уникальным для России. Это огромный общемировой тренд. Милитаризм как одна из главных общественных идеологий не исчезает, он трансформируется в какую-то другую форму. Никто не оспаривает необходимость армии: все говорят, что она нужна, она важна, она должна быть сильной. У этого есть даже специальный термин, он называется «зрительский милитаризм». Дело в том, что индивидуальные мужчины хотят быть защитниками, потому что это дает им власть. "

"Тут интересно, что в войне ведь участвуют не только мужчины, но и женщины. Например, в Великой Отечественной войне около миллиона советских женщин воевали в качестве летчиц, снайперов, разведчиц и партизан. Я уже не говорю про то, что все остальное женское население эту войну обслуживало. Однако их участие в войне замалчивается. Этот неудобный факт слишком сильно подрывает традиционный гендерный порядок. "

"Меня всегда интересовал разрыв между тем, что происходит в реальности, и тем, как это проговаривается на словах. Ну вот, например, на вопрос, что значит быть мужчиной, участник исследования отвечает: «Быть защитником и быть кормильцем семьи». А потом он рассказывает мне историю своей жизни, и этого там и в помине нет. Подобные вопросы вызывают большое смятение в людях, часто они выходят из ситуации, транслируя самые распространенные клише. Я занялась гендерными исследованиями изначально потому, что меня завораживала пропасть между тем, как мы говорим о мужчинах и женщинах, и тем, что конкретные, живые мужчины и женщины собой представляют. Этот никогда не прекращающийся разговор о том, что мужчины — сильные и защитники, а женщины — слабые и должны заниматься детьми. Если разбираться, то зачастую в реальности все эти стереотипы перевернуты с ног на голову: мужчины бывают очень инфантильными, безответственными, ленивыми, а женщина тянет на себе всю работу. Но они все равно будут рассказывать другим и друг другу об «истинном предназначении» мужчины и женщины. Отчасти тут дело в том, что идеи о том, как быть мужчиной, очень сильно устарели, их нужно пересматривать, и самим мужчинам в первую очередь. "

"Этот разрыв между идеями о том, что значит быть мужчиной и женщиной, и реальными жизненными практиками в России огромен, и он переживается очень болезненно и мужчинами, и женщинами. И те и другие часто чувствуют, что они какие-то не такие, как надо."

"Домашнее насилие чаще всего возникает тогда, когда мужчина чувствует, что теряет власть над женщиной или над домочадцами в целом. Это экстремальная попытка вернуть эту власть себе. Есть мужчины, которым просто сверхважно, чтобы окружающие считали их мужчинами и восхищались их мужественностью. ... Самые опасные из них те, кто не имеет доступа к реализации традиционной в данной культуре модели мужественности, те, кто хотят символической или реальной власти, но не имеют ее ни в семье, ни во внешнем мире. Это классическая предпосылка для домашнего насилия. ... Я подругам своим говорю, что, если парень из кожи вон лезет, чтобы все видели в нем мужчину, на первом свидании отжимается перед вами на одной руке, чтобы показать силу в плечах, и рассказывает, как он на медведя ходил, надо бы насторожиться. Там может быть небезопасно. "
Tags: гендерная социализация, гендерные исследования, гендерные стереотипы
Subscribe
promo femunity april 17, 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author