femunity_owner (femunity_owner) wrote in femunity,
femunity_owner
femunity_owner
femunity

Феминизм: вторая и третья волна. Часть 4

Часть 4. Проституция как граница раздела третьей волны. Министерство проституции и профсоюзы проституток. Деструктивная позиция радикального феминизма по данному вопросу. Опасности легализации проституции на этом историческом этапе. Проституция как интимный образ жизни. Необходимость создания институтов изучения природы личности с целью выявления, заложено ли занятие проституцией в природу женщины или же является девиацией.

Тезисно:

Третья волна разделена по отношению к проституции. Вторая волна считает проституцию эксплуатацией мужчиной женщины, либеральные феминистки считают проституцию правом женщины (свобода выбора), левые - что занятие проституцией
“продиктовано в современном обществе экономическими условиями”

В современной России легализовывать проституцию так, как предлагают, нельзя. Нужно проработать вопрос. Если идти по пути Германии, то нужно фактически министерство.

Проституция криминализирована, находится под деньгособирательством полиции, девочки-индивидуалки не защищены. “Если это государство их подтолкнуло к этой работе – ну, им нравится заниматься этой работой – ну, так почему бы этому государству, которое подтолкнуло, и не обеспечить действительно нормальный фронт работ, да?”

Криминализовать необходимо только сутенеров, но сначала надо разобраться с дискриминацией женщин, чтобы у них была возможность заниматься чем-то еще, кроме проституции. И тогда, если женщина идет в проституцию - она это делает из каких-то своих потребностей и желаний.

[Spoiler (click to open)]
Профсоюзы секс-работников, возможность создать ИП, объединяться в ассоциации, возможность заключения договора с клиентом и рассмотрение споров в судебном порядке. Пенсионный стаж, пенсионный фонд, медстраховка

“Они, в общем-то, фактически тоже торгуют телом, но при этом у них есть все права” (о проституции в Нидерландах)

“Я не считаю, что в проституции есть что-то такое, что бы его отличало от всех остальных занятий”

Отношение радикального феминизма к проституции - деструктивное

“Когда мы говорим про проституцию, мы почему-то сразу подразумеваем женщин-проституток”

“Сейчас, естественно, легализовывать ничего нельзя, потому что это превратится в куплю-продажу девочек и не более того, которые будут принадлежать какому-нибудь олигарху. То есть бизнес будет сетевым..”

Мария Баст: “Я все-таки сторонница социалистического левого, да, крыла, вот, феминистского – я считаю, что нужно построить сначала бездефицитное общество, то есть общество благополучия, да, вот, общество, где нет дискриминации, где у женщины нет потребности куда-либо устраиваться, подстраиваться, под какую-либо работу, чтобы себя обеспечить… Вот в таком если обществе будет, найдутся женщины, которые готовы будут заниматься проституцией во имя... безусловно там, да, оказывать… нуууу... вести интимный образ жизни в основном, да, это я бы так сказала... даже не оказывать скорее услуги – это вести интимный образ жизни, так как женщина хочет… То скорее всего, здесь, здесь ограничивать нельзя, потому что, ну, видимо, природа женщины такая! Но я сомневаюсь, вот честно скажу, что в таком обществе найдется женщина, которая будет оказывать на... я бы так сказала: можно предусмотреть в законе, но найдутся ли такие женщины в таком вот обществе, да...
И может проституция, она будет, ну, то есть, из той серии, что женщина денег брать не будет… То есть, она от того, что возьмет деньги или не возьмет она деньги, от этого ее благополучие ну никак, то есть, оно не сказывается. То есть, она может пойти другим способом заработать...

...у нас, к сожалению...поверхностные понятия, поверхностные знания о самой личности человека. И мне кажется, любое государство, которое... ну, если оно ориентировано на человека, оно должно изучить в первую очередь природу личности человека…

Проблема легализации проституции может быть рассмотрена только в цивилизованном государстве. То есть, когда государство рассмотрит этот вопрос со всех сторон, изучит его, да, с точки зрения науки, вот, с точки зрения, да, там философии — я имею в виду не философии — с точки зрения религиозных, да, вот именно, принципов гуманизма, морали. Вот. И когда это будет… взвешенное такое вот решение, вот, если общество придет, что да, вот природа женщины — или там мужчины… ну, склонна вот к такому образу жизни и с этим ничего нельзя сделать — это естественное, вот, да, вот, ну как есть люди там с карими глазами или там с зелеными, или голубыми глазами так, такая природа, то почему бы и нет. То есть я не вижу... А если скажут, что это девиантность…”

...Я считаю, что это вопрос к государству, которое этим должно заниматься. Просто заняться с точки зрения социологии, психологии, философии. И вот когда будет взвешенное решение, будет приниматься политическое ...решение...

В принципе, я считаю, что мы с вами сегодня обсудили, ну, как бы, да вот, основные проблемы феминистского сообщества… Я надеюсь, что все-таки, ну, в ваших... как бы, да, в ваших словах, они нашли то феминистское движение, — в вас, может быть, лично — то феминистское движение, которое на самом деле есть в России, которое настоящее — то есть, не то, фейковое, не которое (неразборчиво), а вот то, то самое феминистское движение, которое (неразборчиво). Спасибо вам.

МБ:...среди третьей волны существует сто... да, третья волна, она разделена следующим образом: как относиться к проституции. Я в пример привожу либеральных феминисток... либеральных феминисток, которые следующим образом говорят... Вторая волна полностью, то есть, отрицает; они считают, что все это... это сверх... то есть, так как это связано с эксплуатацией мужчиной женщины, да, то есть, это они отрицают. Третья волна, она немножко по-другому подходит, она... вернее, считают феминистки – либеральные, да, феминистки считают, – что раз у женщины есть желание – ну, это ее право, то есть, заниматься оказанием интимных услуг. Вот. Левые, левые да, левые феминистки, социалистические феминистки считают, что занятие проституцией женщины продиктовано в современном обществе экономическими условиями – то есть, мы не можем говорить о том, что у женщины есть свобода выбора и при, соответственно, занятии проституцией. Она вынуждена заниматься проституцией, поэтому в любом случае это эксплуатация женщины, и легализовывать проституцию в том варианте, в котором предлагают либеральные феминистки, нельзя. Я хотела бы все-таки узнать вашу точку зрения: какая у вас точка зрения?

ДФ: Легализовывать... я скажу вот что: в контексте данной ситуации, вообще, вот в которой мы находимся и в стране, и в этом отрезке времени легализовывать проституцию, как ее предлагают, конечно же, нельзя. Это все нужно дорабатывать, это очень серьезный вопрос. Потому что, если поставить проституцию на европейские рельсы, как это, например, есть в Германии, то на это нужны действительно огромные ресурсы: и по времени, и по людям, это фактически создавать министерство. Это фактически. Эта ситуация, требующая действительно и глубокого осмысления вот в общественности, и глубокой работы у законотворцев. Но! Но что-то нужно делать – это факт, потому что в данной ситуации проституция и, собственно, работа вот этих секс-тружениц, фей, вот как их еще называют (смеется), вот есть такое сленговое в Москве, вот, образное выражение. Вот. Она очень криминализирована. Она находится, ну что греха таить, это многие знают и все, под... под юрисдикцией такой, под деньгособирательством полиции, собственно. И мало того, что с этих девочек и криминал, и какие-то криминализированные его полицейские, вот, коррумпированные, да, что-то пытаются взять, и с этих и салонов, и с индивидуалок-девочек... ну так еще они и не защищены. То есть они, ну, полностью за все должны платить сами. Если это государство их подтолкнуло к этой работе – ну, им нравится заниматься этой работой – ну, так почему бы этому государству, которое подтолкнуло, и не обеспечить действительно нормальный фронт работ, да? Вот лично мое такое мнение.

МБ: Ханна?

ХН: Я за легализацию проституции, причем я и за легализацию проституции, и за легализацию, так сказать, клиентов, потому что в некоторых странах... некоторые страны пошли по интересному пути: они проституцию легализовали, но криминализовали клиентов. То есть проституцией занимайся, но твои клиенты сядут в тюрьму или будут платить штраф. А, вот, нет, я за легализацию и того, и того, но: сначала нужно действительно разобраться с дискриминацией женщин, ну, грубо говоря, чтобы у женщин были возможности заниматься еще чем-либо, кроме проституции, чтобы проституция не была, да, единственным вариантом их работы. Эээ, вот. И как только, да, женщина может пойти, ну, да, у нее есть выбор, то, да, она будет заниматься просто чисто из каких-то своих потребностей и желаний, вот. При этом надо криминализовать сутенерство, да, – то есть никаких, да, форм, когда там какой-то там не знаю человек, да, фактически порабощает других людей, да, и собирает с них дань, быть не должно. Да, например, это можно сделать в форме каких-то профсоюзов, или каких-то там, да... ну, чтобы секс-работники могли там, например, делать ИП себе, да, объединяться в какую-то ассоциацию, да, и платить деньги не дяде, а вот, да, как это по ТК, да. Они, например, смогут декриминализовать, то есть, ввести их в нормальные юридические отношения. То есть, она там может заключить договор, да, она в рамках этого договора, если что-то там не то произойдет, то она имеет право обратиться в суд. Она там... да, этот самый, допустим, профсоюз или ассоциация будет заниматься там, допустим, их юридическим сопровождением, медицинское сопровождение, да. Потому что, когда у нас проститутки криминализованы, да, они выведены из этого всего поля, она как бы бесправна, да, она не имеет права никуда обратиться, потому что как только, да, все узнают, что она проститутка…

МБ: То есть ты предлагаешь исключить наемничество, то есть наем…

ХН: Исключить наемничество…

ДФ: … посредничество…

ХН:... э, да…

МБ: То есть, секс-труженица с трудовым договором... без трудового договора, но с ИП…

ХН: Ну, допустим, да, чтобы дать ей какой-то официальный статус, чтобы она могла, да, там как-то... ну, Голландия, например, насколько я знаю, в Голландии у них именно что существует мощный профсоюз…

МБ: Угу…

ХН: … да, который занимается их (неразборчиво).

ДФ: Абсолютно.

МБ: То есть средства производства принадлежат работникам.

ХН: Да, насколько я знаю.

ДФ: Пенсионный стаж, пенсионный фонд, все есть.

ХН: Да-да-да. И как бы это нормально, когда у нас…

ДФ: … медицинская страховка еще…

ХН: Да, медицинская страховка, как бы да, весь, весь комплекс, вот. И в этом, в этой ситуации проституция, в общем, ничем не отличается от какой-нибудь там, не знаю, занятия... ну вот как сейчас модели... они, в общем-то, фактически тоже торгуют телом, но при этом у них есть все права, все, да, там…

МБ и ДФ (неразборчиво)

ХН: … соблюдается трудовой кодекс и все такое. Вот. Я не считаю, что в проституции есть что-то такое, что бы его отличало от всех остальных занятий, если общество само не толкает их на, ну…

МБ: Да.

ДФ: А есть же какое-то все-таки иное мнение у феминистического движения вот насчет проституции, прям есть вот такое радикальное мнение?

МБ: Ну, я считаю, что здесь опять же… (неразборчиво) да, безусловно, вот, концепция феминисток, она делится на конструктив и деструктив. То есть, это вот из той серии, что есть радикальный полный деструктив: то есть, давайте запретим, давайте уголовную ответственность, и все – то есть, это эксплуатация. Ну, здесь вопрос в чем: что вот в современных, как вы считаете, что вот в современных российских условиях, ничего не меняя, легализовывать проституцию – ну, к примеру там, завтра, послезавтра — можно?

ХН: В современных условиях российских ничего не надо легализовывать, (МБ и ХН смеются) потому что это тут же опять все уйдет в какие-то там полукриминальные сферы, и опять это все отдадут какому-нибудь Роттенбергу и…

ДФ: Надо менять, современные российские условия, их надо менять…

ХН: И все останется на... нет, они просто не будут ничего такого – да, вот как я предлагаю там никаких ассоциаций, никаких профсоюзов – они делать не будут. Они просто легализуют это, именно сутенерство, а не проституцию, да…

МБ: То есть это будут олигархи,..

ХН и ДФ (неразборчиво)

МБ: … какой-нибудь Роттенберг…

ХН: Да, какой-нибудь там друг…

ДФ (перебивает): Все только подорожает.

ХН: ... власть предержащих. Это все будет, да, опять будет то же самое.

ДФ: (неразборчиво) задушат конкретно.

ХН: Вот, и я правда не знаю, чего такого, ну, как бы, просто когда мы говорим про проституцию, мы почему-то сразу подразумеваем женщин-проституток.

МБ: Ну, как бы.…

ДФ: Ну это просто феминизм, вот в чем дело…

МБ: Да, я думаю, что просто в процентном соотношении все равно женщин очень много. Я бы еще здесь вот что добавила. На самом деле, сейчас введение легализации проституции – это очень опасно с точки зрения того, что российское общество находится на крайне низком, во-первых, моральном уровне развития, потому что оно, да, деградировало, к сожалению – не эволюционировало со времен Советского Союза, а деградировало. То есть проституция, она стала таким вот... что-то вот из серии, да, вот, ну, занимается этот человек проституцией – значит, там, вынужден и так далее. То есть это еще не так сильно осуждается в российском обществе. Ну, по сравнению, допустим, да, с тем же советским обществом. И еще, я бы здесь еще охарактеризовала, что низкий уровень жизни. Почему? Потому что...

ХН(перебивает): Ну да, это как бы...

МБ: ... вот, то есть если сейчас просто... да, вот, те же самые... да, поступающая информация в связи с ухудшением экономической ситуации у нас в стране, и девушка, которая работает (очень неразборчиво), то идет скупка рабов. То есть, заезжают рабы – да, вернее рабовладельцы, – либо, там, посредники, и скупают рабов по деревням. И основная, да, почему, идет речь вот о женщинах – в основном это девочки. То есть, это процент девочек, и девочек в основном отправляют в проституцию. То есть это рабы, это надо говорить не секс-работницы, а секс-рабы.

ДФ: Ну рабство, ты же сказала.

МБ: Да, рабство. Вот. Поэтому, естественно, здесь, прежде чем говорить о легализовывать или не легализовывать, наверное, речь идет о выходе на следующую формацию, потому что сейчас, естественно, легализовывать ничего нельзя, потому что это превратится в куплю-продажу девочек и не более того, которые будут принадлежать какому-нибудь олигарху. То есть бизнес будет сетевым..

ДФ: ... ну, бизнес-поток все-таки…

МБ: … да, бизнес будет поток, когда будут закупать, это действительно нельзя.

ДФ: Низкая доля…

МБ (перебивает): Да. Единственное что. Здесь, во-первых, я все-таки – я лично, да, это моя позиция личная, я все-таки сторонница социалистического левого, да, крыла, вот, феминистского – я считаю, что нужно построить сначала бездефицитное общество, то есть общество благополучия, да, вот, общество, где нет дискриминации, где у женщины нет потребности куда-либо устраиваться, подстраиваться, под какую-либо работу, чтобы себя обеспечить.

ДФ: Право выбора такое.

МБ: Право выбора. Вот в таком если обществе будет, найдутся женщины, которые готовы будут заниматься проституцией во имя... безусловно там, да, оказывать… нуууу... вести интимный образ жизни в основном, да, это я бы так сказала... даже не оказывать скорее услуги – это вести интимный образ жизни, так как женщина хочет.

ДФ: Я бы сказала, вести образ жизни, какой женщине нравится.

МБ: Ну да. То скорее всего, здесь, здесь ограничивать нельзя, потому что, ну, видимо, природа женщины такая! Но я сомневаюсь, вот честно скажу, что в таком обществе найдется женщина, которая будет оказывать на... я бы так сказала: можно предусмотреть в законе, но найдутся ли такие женщины в таком вот обществе, да.

ДФ: Имеется в виду здесь?

МБ: Вообще.

ДФ: Потому что в Германии огромное количество женщин…

МБ: Нет, ну Германия... Опять же. Германия – это не идеал. Вот. Я сейчас не говорю про Германию.

ДФ: Нет, я говорю вот про европейские страны. Некоторые штаты вот уже в Америке легализовали…

МБ: Ну, здесь…

ДФ: В Канаде что-то легализовали.

МБ: Здесь вопрос в чем. В том, что вот к примеру, да, вот…

ДФ: … действительно, здесь…

МБ: … вот здесь, вот здесь, скорее играет действительность. Я не уверена, что мы вот опять же, да, говоря про окружение! Вдруг нам удастся создать более современную мораль общества.

ДФ: Так это ж хорошо!

МБ: Вооооот. И может проституция, она будет, ну, то есть, из той серии, что женщина денег брать не будет. То есть это из той серии, когда ей не нужно деньги брать ради того, чтобы…

ДФ: Вообще людям деньги не понадобятся!

МБ: Ну это вряд ли. Я говорю условно. То есть, она от того, что возьмет деньги или не возьмет она деньги, от этого ее благополучие ну никак, то есть, оно не сказывается. То есть, она может пойти другим способом заработать. Ну просто здесь и сейчас я не могу сказать, никакой ответ дать, почему, потому что я этот вопрос – вообще, вопросы развития личности, ее творческих потенциалов, ее психологических особенностей, да, все это, да, как бы ну внутренних каких-то моральных установок, ценностных установок, вот, совести, да, там, и так далее, мировоззрение – оно не изучено. То есть у нас, к сожалению...эээ... поверхностные понятия, поверхностные знания о самой личности человека. И мне кажется, любое государство, которое... ну, если оно ориентировано на человека, оно должно изучить в первую очередь природу личности человека.

ДФ: Институт женщины!

МБ: Я бы так сказала – нет, институт природы изучения личности (неразборчиво). То есть, вот когда мы поймем личность, мы тогда будем говорить, в природе заложено оказание, да, вот этой вот, да, интим-услуги, либо же это девиантность. Мы сейчас на этот вопрос не можем ответить, потому что его…

ДФ (перебивает): (неразборчиво) ... психологов...

МБ: Да (неразборчиво) знаете, как вот в Советском Союзе в конце советского периода, да, создан был Институт гендерных исследований. Я считаю, допустим, должны быть (неразборчиво) государственная программа гендерных исследований, исследований личности, природы личности, как она развивалась — таких институтов должно быть много.

ДФ: Он как-то быстро закрылся.

МБ: Закрылся почему: потому что природа свободы человека, природа развития личности противоречит тоталитарной позиции государства потому, что государство…

ДФ: С этой формулировкой и был закрыт.

МБ: То есть, да, то есть, понятие прав и свобод человека...

ДФ (перебивает): Гендерно невыгоден. (смеется)

МБ: Я бы так сказала… Нет, здесь гендерно… Гендер здесь вторичен. Здесь скорее свобода. Здесь свобода и стремление свободной личности к собственным свободам, да, правам и свободам.

ДФ: Это великолепная вещь, но кто в данной ситуации будет... кто будет (ориентировать?)?

МБ: Вот, да, то есть, это должно быть государство. То есть, мы говорим сейчас о новом государстве, новой политике государства, новых лидерах после смены политической формации. Я бы так сказала: проблема легализации проституции может быть рассмотрена только в цивилизованном государстве. То есть, когда государство рассмотрит этот вопрос со всех сторон, изучит его, да, с точки зрения науки, вот, с точки зрения, да, там философии — я имею в виду не философии — с точки зрения религиозных, да, вот именно, принципов гуманизма, морали. Вот. И когда это будет… взвешенное такое вот решение, вот, если общество придет, что да, вот природа женщины — или там мужчины…

ХН: Человека!

МБ: … да, человека, мы это не можем выделить — ну, склонна вот к такому образу жизни и с этим ничего нельзя сделать — это естественное, вот, да, вот, ну как есть люди там с карими глазами или там с зелеными, или голубыми глазами так, такая природа, то почему бы и нет. То есть я не вижу... А если скажут, что это девиантность, то есть это, ну, наверное… наверное, все-таки...

ХН (перебивает): Так ведь девиантность тоже бывает разная. Бывает патологическая девиантность, которая, да, которая социально опасна…

ДФ (перебивает): Девочки, тут (продолжает говорить одновременно с Ханной, неразборчиво).

ХН: … бывает девиация совершенно социально безопасная, там, не знаю, там те же сексуальные девиации (неразборчиво). Есть варианты, когда человек имеет девиантность, но может реализовывать себя вполне в легальном, так сказать, виде, да, никому не мешая. Даже если это признают девиантностью, ну как бы, пусть они как бы там у себя и реализуют спокойно, не... как бы, не мешая обществу.

МБ: Да, я здесь абсолютно согласна с точки зрения того, что есть разные точки зрения, и я не могу сейчас сказать, что проституция — это вот… надо ее запретить, либо наоборот, надо ее (неразборчиво). Я считаю, что это вопрос к государству, которое этим должно заниматься. Просто заняться с точки зрения социологии, психологии, философии. И вот когда будет взвешенное решение, будет приниматься политическое (неразборчиво) в первую очередь, политическое решение...

ДФ (подсказывает): Политическая воля.

МБ: … да, да, политическая воля, здесь речь идет о политической воле, продиктованной наукой и общими, да, по-моему, какими-то соображениями, в принципе, в разумной степени...

ДФ: Они должны вместе сойтись.

МБ: .. да, вместе сойтись. Вот. Или же это продиктовано какими-то коммерческими интересами. Естественно, здесь не должно быть никаких коммерческих интересов — это исключительно сфера защиты личности, ее прав и свобод. Вот здесь, мне кажется, это основа принятого решения. Но я считаю, что это не в рамках нынешней современной…

ХН: Не-не-не.

ДФ: Конечно!

МБ: … ситуации, которая сложилась, ну и, соответственно, не в той формации, которая сейчас...

ДФ (перебивает): … это на будущее скорее…

МБ: Да, да, я абсолютно здесь согласна. Это, скорее всего, соберутся политики феминистские…

ДФ (перебивает): Политики будущего соберутся! (смеется)

МБ: Ну, может быть, (неразборчиво) настоящего.

ДФ: Здесь вот тоже… за карпом… когда-то соберутся... политики.

МБ: Да-да-да, может быть, сейчас не можем ничего загадывать, но я точно знаю, что общество развивается, что рано или поздно к этому вопросу оно придет. Вот. В принципе, я считаю, что мы с вами сегодня обсудили, ну, как бы, да вот, основные проблемы феминистского сообщества, вот.

ДФ: Все было очень хорошо. Я думаю, что неоднократно мы еще встретимся.

МБ: Да, мы с вам еще, да, (неразборчиво) обсудим. Так что, спасибо, вам, девчонки, за то, что вы, ну, скажем так, сегодня подняли очень важную тему, да. И я думаю, что с точки зрения просвещения это очень важно, потому что очень многие женщины — да и не только женщины, мужчины — сталкиваются с тем, что, ну, неправильно воспринимают феминистское движение. Я надеюсь, что все-таки, ну, в ваших... как бы, да, в ваших словах, они нашли то феминистское движение, — в вас, может быть, лично — то феминистское движение, которое на самом деле есть в России, которое настоящее — то есть, не то, фейковое, не которое (неразборчиво), а вот то, то самое феминистское движение, которое (неразборчиво). Спасибо вам.

ХН: Тебе спасибо.

ДФ: Пожалуйста. (посылает воздушный поцелуй)

ХН: Все.

Заключительные титры:

Феминизм = гуманизм, уважение личности, равенство возможностей, самореализация;
Фашизм = унижение, ненависть, насилие, иерархия, подавление



Бонус: подборка высказываний

[Spoiler (click to open)]
О настоящих женщинах


О настоящих феминистках


О лесбосепаратизме


О женской социализации


О 8 Марта


Манера общения



Tags: интерсекционализм, третья волна
Subscribe
promo femunity april 17, 2017 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author