kchaiya (kchaiya) wrote in femunity,
kchaiya
kchaiya
femunity

Просто слова



Посвящается всем, кто верит в (мужскую) демократию и (мужскую) свободу слова.

Оригинал взят у ulya_p в Просто слова
Социальное неравенство создается и поддерживается через слова и изображения. Иерархия не может существовать и не существует, если она не обличена в слова и не выражается в связях между людьми. Надпись “Только для белых” тоже просто слова. Но её нельзя трактовать в рамках закона как точку зрения “мы не хотим видеть черных в нашем магазине” или нарушение политики равного обслуживания черных и белых. Эту надпись нельзя представить даже как hate speech [язык вражды, пропаганда ненависти], чтобы бороться с ней в рамках Первой поправки [Первая поправка к Конституции США о свободе слова]. Такая надпись является актом сегрегации, таким же, как и “Juden nicht erwiinscht!” Сегрегация не может существовать без того, чтобы кто-то говорил: “уходи” или “тебе здесь не место” в любой форме.
***

В обществе нет ничего бессмысленного. Нет ничего бессодержательного. Слова формируют общество, значение этих слов имеет власть и контроль. Когда те, кого ранят эти слова, оказываются реальными живыми людьми, эти слова становятся равны действию.


***

Дискриминация не делится на слова и на действия. Слова воздействуют. Действия говорят. В контексте социального неравенства так называемые высказывания могут быть проявлением власти. Эта власть конструирует социальную реальность, в которой живут люди - от объективации до геноцида. Слова и изображения могут быть такими же действиями, как производство порнографии или принуждение евреев к ношению желтых звезд, либо они могут быть связаны с такими действиями, как прямо, так и опосредованно. <...> Слова и изображения отражают место людей в иерархии и нормализуют насилие в отношении тех, кто внизу этой иерархии. Благодаря словам социальная стратификация кажется правильной и неизбежной. Социальное превосходство одних людей над другими создается через значение этих слов.

****

Как язык определяет социальную реальность, так и социальная реальность языка определяется тем, что он значит и делает. Утверждать, что какие-то слова не имели этого значения, значит утверждать, что социальная реальность не существует.

Из книги Catharine MacKinnon "Only words"

Теоретически в "демократических" странах существует свобода слова, закрепленная законодательно (например, Первой поправкой в США или Европейской Конвенцией о правах человека, впрочем, там почти все пункты не соблюдаются в отношении женщин). Тем не менее, очевидно, что некоторые группы людей имеют больше доступа к высказыванию своей точки зрения, чем другие. Вовсе не обязательно это государственная цензура. Это может быть и цензура издателей, глав телеканалов или радиостанций: именно они решают, что будет издано или озвучено. Так как главы медиа понятно кто, мы имеем то, что имеем - даже т.н. оппозиционные издания и не думают публиковать феминистские материалы, хотя казалось бы - поводов критиковать власть в этой сфере более чем достаточно.
Свобода слова делает из публичных высказываний своеобразный "свободный рынок", не учитывая, что в т.н. "свободном рынке" в экономике побеждают те, у кого уже есть деньги - корпорации побеждают местных фермеров. Также и на "рынке" слова побеждают те, кто уже обладает им.
В российском законодательстве, как и в американском, есть некое регулирование свободы слова, но и оно работает против угнетенных групп (тут про женщин). Например, статья 282. Прекрасная статья, которая, по идее, запрещает пропаганду социального (национального, расового, религиозного, языкового) превосходства, а также запрещает возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека либо групп лиц. А по факту мы имеем бесчисленные группы ББПЕ, публичные высказывания политиков, медийных персон, простых граждан в сети интернет, явно разжигающие, унижающие и пр. в отношении женщин. При этом любое недостаточно почтительное высказывание в адрес мужчин - это феминаци, хорошо хоть, что по этой статье еще не привлекают. Социальную группу "полицейские" этот закон защищает, а социальную группу "матери-одиночки" - нет.

Далее - клевета и сведения о частной жизни. Например, женщина публично заявила о насилии в отношении нее, но если этот факт не будет доказан, насильник может подать иск о клевете. Пример - Билл Косби, подавший иск о клевете. Если пострадавшие не смогут доказать факт насилия в отношении них, они окажутся под следствием, вдобавок и моральную компенсацию с них взыщут.

Еще один пункт - порнография. Как известно, в борьбе с порнографией в Америке женщины проиграли. Государство защищает порнографию, ссылаясь на Первую поправку: по мнению государства порнография относится к категории “высказывания” [speech], реальное насилие представляется “идеей” или “точкой зрения” о женщинах и сексе (порнография и Первая поправка - это отдельная грустная история). В России запрещено "незаконное изготовление и распространение", но что значит законное - нигде не указано.

В итоге мы имеем вроде как свободу слова, и это вроде как хорошо для распространения феминистских идей, но на практике женщины, как группа, никакой свободы слова не имеют. Мужчины определяют, кто и что будет говорить. Например, высказывания женщин, переживших проституцию и порнографию. В медиа слышны только те, кто говорит, что это "позитивный опыт" и "эмпауэрмент". Или т.н. трансгендеры - женщины не могут открыто называть их мужчинами, везде доминирует идея, что это женщины (вроде как в Нью-Йорке уже приняли закон, по которому нельзя называть т.н.трансгендеров не так, как они этого хотят, за нарушение - нехилые штрафы (250 тысяч долларов). Проверять мне лень, но даже если это и неправда, все к тому идет). Кстати, на т.н. трансгендерах и можно посмотреть, кто тут действительно угнетенная группа - они или мерзкие циски, тупо по тому, чей голос слышен из каждого утюга. Или в России - женщины не могут создать даже свою женскую группу про аборты, не нарушающую ничего, без того, чтобы к ним прибежал депутат(!) и свободно высказался. Еще хорошо видно на примере феминизма реальную свободу слова для женщин на примере т.н. феминистов. Как только они появились и обозначили себя, их высказывания тут же начали печатать в журналах, т.е. если слова о феминизме и появились в медиа, это точка зрения мужчин о феминизме. На этом фоне стоит внимательно относиться к призывам занимать больше руководящих постов женщинам, учитывая реальную свободу слова, эти женщины будут говорить совсем не то, что нам хотелось бы слышать, даже если они правда думают иначе (что совсем не факт). Очень грубо говоря: открыла рот - полетела с места.
Если обсуждать свободу слова в интернете, можно сказать, что тут она у нас вроде как есть, издатели нам не помеха, но тут нам затыкают рот двумя способами: те же законы об ограничении свободы слова и угрозы насилия в отношении говорящих. Например, статья о пропаганде нетрадиционных семейных ценностей. Об угрозах насилия знает практически любая феминистка, активно участвующая в дискуссиях, и это мы еще не дожили до таких крайностей, как реальные убийства или слив в сеть личных данных, включая место жительства. Т.е. мы вроде как можем говорить, но на свой страх и риск.

Отдельно стоит поговорить о значениях слов, об истории, которую писали не мы, о несвободе слова в науке, особенно в гуманитарных науках, в философии, искусстве и пр., где наша точка зрения является отклонением от нормы, частным случаем и маркируется как “женское”. Есть первый человек в космосе, а есть первая женщина в космосе, футбол и женский футбол, также есть литература и женская литература, искусство и женское искусство и т.д. Более того, феминистские организации, зависящие от грантов, занимаются вынужденной самоцензурой, учитывая политику государства по каким-то вопросам (или политику другого государства, если гранты иностранные). Т.е. даже в университетах на Gender studies (которые перестали быть women), никакой свободы слова нет.

Я о чем - когда мы отстаиваем любой мужской институт (а они все мужские), нам следует хорошенько думать, работает ли этот институт на нас. Свобода слова сейчас не работает на нас, т.к. против нас можно говорить все, что угодно, эти потоки ничем не ограничены, поэтому становятся все громче и наглее. У нас же как не было доступа к публичным площадкам,так и нет.
Tags: дискриминация, женщины в СМИ, законодательство, патриархат в действии, пропаганда, фем_книги, цитаты
Subscribe
promo femunity april 17, 2017 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author