kchaiya (kchaiya) wrote in femunity,
kchaiya
kchaiya
femunity

Category:

Речь Шейлы Джеффрис о практиках красоты и мизогинии. Часть 2.

Оригинал взят у ulya_p в Речь Шейлы Джеффрис о практиках красоты и мизогинии. Часть 2.
Перевела: Марина Сорокина / Корректорка: little-kchaiya

Начало тут.

Пластические хирурги также удаляют гендер, вписывают гендер в тела мужчин, которые совершают транзишен. В то же самое время хирурги отрезают половые губы женщинам и создают "женские" половые губы мужчинам, которые становятся трансгендерами. Есть вебсайты, где врачи предлагают все это. То, что они готовы предложить, становится все более и более серьезным. Я думаю, через какое-то время они будут предлагать удаление конечностей по запросу, потому что это что-то новое, и это то, к чему мы движемся. Это называется нарушение целостности восприятия собственного тела (Body Identity Integrity Disorder, BIID), в основном этот диагноз ставят мужчинам (думаю, многие из них гомосексуальны), которые хотят, чтобы им отрезали руки и ноги, некоторые из них хотят удалить все руки и ноги, чтобы стать, как это называется, “четырехугольником”. Если вы посмотрите на их вебсайт, хирурги и психиатры, которые пишут там, также практикуют транссексуальную хирургию, и они пытаются протащить BIID в Диагностическую и Статистическую Инструкцию в США. Это означало бы, что они смогут легально отрезать ноги, и в действительности один хирург в Шотландии отрезал здоровые ноги у двоих здоровых мужчин по их требованию. То есть, в конце концов, нет предела экстраординарным формам агрессивной хирургии, которые проводятся пластическими хирургами.

Итак, в ответ на феминистское неприятие практик красоты, которые так хорошо описаны в "Ненависти к женщинам", я бросила эти практики в 1973 году. Причиной этому были две книги - "Сексуальная политика" и "Женщина-евнух", вышедшие в 1970 и 1971. До этого у меня были длинные прямые волосы, которые свисали с моего лица. Я не хотела, чтобы люди видели мое лицо, и покрасила волосы в светлый цвет. Я использовала все виды макияжа, включая разноцветные тени, накладные ресницы, и так далее. Я брила подмышки и ноги, носила высокие каблуки, я делала все это. Я была гетеросексуальной и принимала то, что должна выполнять “сексуальную барщину”.

Андреа Дворкин, разумеется, бросила практики красоты, и это одна из наиболее заметных вещей, которой ее противники “стыдили” ее. Но ее решимость к отрицанию того, что она называла половыми ролями (а теперь это называется гендер), являлись вдохновением для других феминисток. Лишь немногие американские феминистки отказались от феминности полностью. Несмотря на другие их важные вложения, большинство всё же не отвергли женственность так жестко и прямолинейно, как отвергала ее Андреа на протяжении всей своей карьеры.

Итак, мы живем в мире, где социальные и политические требования не просто привиты гражданам через идеологический контроль, но и вырезаны на их плоти. В частности, физические требования, которые нужны для презентации нужного гендера, высечены на женских грудях, губах, а также на телах мужчин, которые решили, что они женщины. И дикость этих практик есть индикатор того, что сегодня мы живем под более требовательным режимом гендера. Рискну предположить, что во многом мы находимся в худшем положении касаемо так называемого гендера, чем было раньше. Мы живем под тем, что я называю новым гендерным режимом.

В 1970-х, когда Андреа писала свои работы, слово “гендер” не было широко распространено, и она использует термин “половые роли”. И этот термин нравится мне больше потому, что он делает ясным то, что поведение, которое он описывает, социально сконструировано. Это хороший, прямолинейный термин из социологии. В 1990-х многие феминистки начали использовать термин “гендер” для того, чтобы объяснять то, что ранее называлось половыми ролями - например, социально сконструированное поведение, которые культура навязывает мальчикам и девочкам, в формах, подходящих для категории их “полового класса”. Некоторые феминистки пошли дальше и утверждают, что слово “гендер” полезно, потому что оно каким-то образом содержится в идее, что мужчины и женщины вовлечены в отношения власти в чем-то, называемом “гендерная система” или “гендерные отношения”. Я никогда не понимала этого и не любила термин “гендер”.

Довольно скоро стало ясно, что термин “гендер” испытал то, что называется “захват концепции”: его захватили те, чья политика очень, очень сильно отличается от феминизма, а во многих случаях является антифеминизмом. В 90-х в университетах и книжных магазинах “женские исследования” превратились в “гендерные исследования”. Тем временем термин “гендер” прошел эту метаморфозу с захватом концепции и вернулся к истокам - тому, как сексологи использовали его в 50-х, то есть для описания гендера в терминах кросс-гендеризма.

Сексологи, которые работали с трансгендерами в пятидесятых, действительно использовали этот термин, и они дали ему биологическую основу: они утверждали, что есть некоторый биологический субстрат в головах мужчин и женщин, который определял, могут или нет они выучиться правильному гендерному поведению. Сейчас они объясняют трансгендерность тем, что в плод в утробе (нет абсолютно никакого способа доказать это, так что это должно быть недоказуемой мистической сущностью) - что в утробе плод омывается внезапным взрывом гормонов в один прекрасный день, возможно в одно прекрасное утро, и с этих пор человек будет чувствовать, что у него другой и неправильный гендер. Все верно? Невозможно доказать это, но сегодня это считается биологической основой трансгендеризма.

“Гендер” стал альтернативным словом для слова “пол”, и хотя феминистки считают пол биологическим, а гендер - социальным, в конечном итоге слово гендер заменило слово пол. Вы знаете это, потому что в университетах дают анкеты, которые студенты должны заполнить, и там есть поле “гендер”, где нужно поставить галочки Ж или М. Некоторые из нас могут подумать: “Я не могу заполнить это, у меня нет гендера, и он мне не нужен”. Таким образом вы поставлены в ситуацию, когда не можете ответить на вопрос. Лично моим ответом на вопрос о гендере было бы: “Нет, спасибо!”, но такого варианта анкета не предлагает. Сейчас подразумевается, что гендер - это то же самое, что и пол, т.е. гендер изменился в умах публики.

Другой аспект захвата концепции - это развитие движения трансгендерных активистов, ранее называвшихся транссексуалами. В 90-х это стало трансгендеризмом и стало более общим. Некоторые квир- и постмодернистские теоретики сказали бы, что трансгендеризм включает как различные формы трансвестизма (что обычно лишь подводка к трансгендеризму), так и фактический переход и операцию по смене пола. Трансгендеры привязаны к традиционным представлениям о гендере и к их самой идентичности, тогда как феминистки семидесятых и восьмидесятых в своей борьбе за женскую свободу считали, что половые роли должны быть уничтожены. Трансгендеры хотят защитить гендер от критики. Они вовлечены в то, что я называю “движением за сохранение гендера”, и через изменение законодательства в западных странах они формируют “рэкет, защищающий гендер”. Лучший пример этого рэкета: британский закон 2004 г. "О признании гендера" (чуть больше об этом далее).

Теперь гендер гарантированно используется без какой-либо связи с женщинами вообще, в контексте трансгендеризма. В 2005 году вышла книга "Гендерная политика", написанная Сурией Монро (Surya Monro), изданная Pluto Press, и она не имеет никакого отношения к тем, кого Сурия Монро называет "не-трансженщины". Я думаю, большинство женщин в этом зале относятся к "не-трансженщинам". Джудит Батлер теперь называет нас "био-женщины". Так как трансгендеризм создает собственную концепцию настоящей женщины, женщины не-трансгендеры теперь должны иметь приставку перед названием, они становятся "не-транс" или "био-". Привет, био-женщины! В той книге не говорится о женщинах, но она называется "Гендерная политика", и в ней говорится о садомазохистском и фетишистском гражданстве, на основании прав человека. Должны быть права человека для садомазохистов и фетишистов, но женщин в книге нет. Так как это все содержится в книге "Гендерная политика", вы можете видеть, как далеко мы ушли от того, что гендер был бы полезен женщинам.

Итак, “защищающий гендер рэкет” имеет своим результатом странное законодательство, как в Законе о признании гендера. В этом законе термин "гендер" используется как синоним к слову "пол". Закон позволяет мужчинам или женщинам предстать перед Советом признания гендера, чтобы получить сертификат, гласящий, что отныне они имеют иной гендер. Процесс не требует операции или гормональной терапии, только документы от медицинских работников, свидетельствующие о том, что этот человек в жизни носил одежду противоположного пола. Это все, что необходимо. Один из результатов этого заключается в том, что FtT-транссексуалы [из женщины в трансгендера], то есть маскулинные лесбиянки, могут иметь детей даже после того, как получат сертификат о том, что отныне они мужчины, вот так. То есть, в родильном отделении может быть Эндрю за дверью и Эндрю, родивший ребенка. Трансгендерные активисты хотят теперь, чтобы Эндрю мог быть записан как отец ребенка в свидетельстве о рождении. Этот закон такого не разрешает, однако активисты хотели бы этого. Вот так далеко мы зашли. В этом законе есть и другие сумасшедшие пункты.

Одна из вещей, которая меня озадачивает - это то, что когда я гляжу на Палату Лордов, обсуждающую этот закон, более всего я согласна с радикально правыми. Конкретно, человек с которым я согласна больше всех, и я не думаю, что он был бы рад этому - Норман Теббит. Он совершенно не согласен с законом и в качестве аргумента дает очень хорошее определение гендера как социального конструкта. Он говорит: в этом законе все перепутано, здесь должно быть сказано “пол”, а говорится “гендер”. В то же время Лорд Филкин от правительства, который продвигает этот закон, говорит что “пол” и “гендер”- это одно и то же, и вообще, какое это имеет значение? Теббит затем обвиняет его в лингвистическом релятивизме (и это мне очень нравится). Я сама бы лучше не сказала. Теббит также говорит, что варварские увечья трансгендеризма (мы бы так сказали, если бы это происходило в других, не-британских культурах) - это вредящая культурная практика, и как такое может быть, что мы не видим этого на Британских островах? И он приводит все эти аргументы от имени радикально правых, что довольно сильно смущает меня, но я должна сказать: так называемые прогрессивные люди и леваки не понимают нарушения человеческих прав в трансгендеризме, не понимают, насколько сумасшедшим является этот закон. Он заставляет нас всех участвовать в этом безумии. Человека должна сойти с ума, чтобы всерьез воспринимать этот закон.

Итак, о чем я беспокоюсь в этом новом гендерном режиме, в этом диком режиме: возможно, нам всем придется предстать перед этим Советом признания гендера. Сейчас я пишу статью об этом законе “Они узнают это, если увидят это: Закон о признании гендера”. Так вот, если я предстану перед Советом признания гендера (ведь теперь правительство регулирует гендер - всегда регулировало пол, теперь гендер, вот как) - что они скажут? Я не смогу сказать им: “Нет, спасибо”. То есть мы достигли драматичной стадии, когда правительство и законодательство вовлечены в регулирование гендера - очень традиционными, очень порочными и, на мой взгляд, довольно дикими способами.

Мне следует закругляться. Так почему же все эти практики, практики трансгендеризма и этот закон принимаются всерьёз? Я думаю, потому, что существует очень-очень глубокое понимание внутри Западной культуры (и, возможно, всех культур вообще), что нечто, называемое гендером, действительно существует, должно существовать, от него невозможно избавиться; что есть какое-то неизбежное биологическое различие, и даже не важно, что оно оказывается в людях, в которых не ожидаешь, лишь бы оно оставалось внутри. Невозможно представить, что гендер может быть преодолен, пройден и удален, чтобы все женщины могли твердо стоять на земле. И это главное, что я думаю о работах Андреа Дворкин и о "Ненависти к женщинам" - она говорит: “Мы должны уничтожить культуру, какой мы ее знаем”. Не дополнять гендер странными законами, ужасными калечащими операциями и гормонами на всю жизнь для этих несчастных людей, которые запутались и были уничтожены той гендерной системой, в которой они в настоящее время живут.

В завершение я скажу, что чтение работ Андреа Дворкин помогает мне чувствовать себя в своем уме. Они помогают мне почувствовать, что нам стоит работать на уничтожение гендера: не его сглаживание, а именно уничтожение. И они помогают мне в убеждении, что феминизм снова придет. Глядя назад на 1974 год, тот факт, что мы проводим сейчас эту конференцию, тот факт, что есть молодые женщины, заинтересованные в работах Андреа Дворкин, заставляет меня чувствовать себя более уверенной относительно будущего. Спасибо! [апплодисменты]
Tags: гендерная социализация, женская телесность, контроль над внешним видом, матчасть, самосознание
Subscribe
promo femunity april 17, 2017 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author