Ольга Ермакова (Ольга Ермакова) wrote in femunity,
Ольга Ермакова
Ольга Ермакова
femunity

Ложное тождество буркини-бикини и ваше чрезмерное возмущение.

via Hiba Krisht
Интересный разбор освещения проблемы запрета буркини во Франции, сделанный одной из женщин, которых он может коснуться.

Источник

Перевод FemUnity

А если я скажу вам, что вы можете осудить запрет на хиджаб, одновременно признавая весьма реальные и злободневные механизмы принуждения, лежащие в его основе? Представьте себе.

Здесь мы будем говорить о тезисе из двух частей:

Я женщина, которую принуждали к ношению хиджаба с предпубертата в течение 15 лет, полностью и безоговорочно осуждаю запрет буркини во Франции как практику угнетения, граничащую с фашизмом.

Я также обеспокоена и обескуражена формой, которую принимает риторика осуждения запрета буркини в либеральных СМИ. Она близорукая, опасная и, по моему мнению главное - противоречивая.
 
Приготовьтесь к нескольким Большим Мыслям. (Вы все знаете, что хиджаб – моя навязчивая идея, правда же?)

1. О запрете буркини и почему с ним нельзя мириться.

беглый, неполный разбор

Для начала оговорюсь, что, в общем-то, согласна со следующими аргументами сторонников запрета хиджаба (хотя и в том виде, в котором они здесь представлены, согласна не на 100%):

Первый: мусульманская доктрина скромности по своей сути угнетает и ограничивает женщин.

Второй: попустительство общественному воплощению этой доктрины нарушает принцип секулярности.

Итак, давайте представим (смех сквозь слезы), что я и есть одна из этих женщин, угнетаемых той самой регрессивной идеологией скромности, которой мы здесь противостоим. У меня есть какая-то толика свободы, предоставленная моей строгой нетолерантной семьей: я могу ходить в бассейн при условии, что буду одета в буркини. И вы собираетесь отнять у меня и это??? Так что, помимо прочих ограничений, я теперь не смогу ещё и плавать??
 
Спасибо, теперь я еще больше изолирована и ограничена, чем была раньше. Вы ведь также позаботились о том, чтобы лишить меня возможности посещать государственную школу или университет в хиджабе. Надо думать, теперь я заключена дома, потому что закон, запрещающий хиджаб, не значит ровным счетом ничего для моей семьи, которая считает ношение хиджаба моральным долгом, делом жизненной важности. Итак, если моя семья не в состоянии оплатить частную школу, я застряла дома. Вдобавок ко всему для меня закрывается еще большее количество общественных пространств.
 
Правильно, лишите меня возможности появляться на людях под флагом борьбы за мои права, это здорово мне поможет.
 
Но может быть дело вовсе не во мне, несмотря на все уверения противников, что хиджаб – это плохо потому, что он угнетает таких девушек и женщин, как я?  Может быть дело в самой Франции, в необходимости защищать светскую культуру и общество от влияния экстремистской религиозной идеологии?
 
Ну хорошо. Будет ли содействие дальнейшей изоляции и замкнутости мусульманских общин способствовать достижению этой цели? Если мы считаем, что мусульманские общины должны взяться за ум и в рамках гражданской ответственности начать самостоятельно решать свои проблемы с насилием и экстремизмом, станет ли ограничение их доступа к общественным институтам и инструментам подмогой в этом начинании?
 
Даже при условии, что люди внутри самих этих общин открыты, готовы действовать и увлечены теми же целями?
 
Если бы я родилась в точно такой же семье, но только во Франции, все мое желание и жажда вырваться из моего консервативного сообщества в светскую культуру и/или помочь направить мое сообщество к ней, уменьшить его замкнутость и повысить его осведомленность и толерантность здесь - были бы они достаточными для того, чтобы преодолеть такие ограничения? Если я необразованна, если эти законы еще сильнее привязывают меня к дому, как я смогу помочь моему сообществу начать изменения для совместимости со светской культурой? Как я могу делать половину того, что делаю теперь?
 
Как голосам, подобным моему, присоединиться к дискуссии?
 
(Я избавлю вас от своего собственного болезненного воспоминания о том, как мне запретили купаться в буркини с моим классом на саудовской территории, и какой униженной и отвергнутой обществом, в которое я отчаянно жаждала влиться, я себя чувствовала).

2. О ложном тождестве буркини-бикини, и почему это так ужасно.
 
Ладно, речь на самом деле идет о приравнивании хиджаба и бикини, но мне понравилась аллитерация.
 
Наверно уже в сотый раз (уверена, что из благих побуждений, но жутко бесит) я вижу эти комиксы-зеркалки.

Piccy.info - Free Image Hosting

И хотя я видела это сто раз (и видела сравнение хиджаба с западными стандартами красоты тысячу раз), у меня каждый раз по прежнему захватывает дух от масштаба и дерзости этого ложного тождества.
 
Вкратце – это вообще разные вещи.
 
Если социальное принятие женщины, уважение к ней, ее достоинство, возможность устроиться на работу, привлекательность для брака, физическая безопасность, избирательные права, социальная мобильность, доступ к социальным институтам свобода и автономия будут зависеть от ее ежедневного, неуклонного публичного ношения бикини, мы можем провести это сравнение.
 
Если у женщины нет возможности за стенами дома носить что-либо помимо бикини без того, чтобы ее посчитали аморальной и компрометирующей честь и достоинство своей семьи, мы можем провести это сравнение.
 
Если существуют серьезные правовые, социальные и внесудебные силы, ставящие ее безопасность, благополучие и средства к существованию в зависимость от того, носит ли она бикини, мы можем провести это сравнение.
 
(Это мы еще не говорим о том, что некоторые или все из перечисленных системных ограничений по-разному проявляются в различных мусульманских общинах)
 
Это плевок в лицо, это настолько вредное и оскорбительное сравнение, что я задыхаюсь от гнева, когда вижу его.

Я хочу рассмотреть самое распространенное заблуждение относительно этого тождества.
В двух словах: важен контекст. И хотя, наверное, было бы неправильным сравнивать это на глобальном уровне, женщины на Западе не покрываются, как например, смотрите (вставить множество контрпримеров).
 
Идея, что примеры женщин, которые словами и поведением защищают свою приверженность к хиджабу в определенном сообществе, служат доказательством того, что ношение хиджаба в этих условиях – вещь совершенно добровольная, честно говоря, ставит меня в тупик.

Потому что любители кивать на видимые позитивные примеры добровольного ношения хиджаба, не рассказывают и не могут рассказать нам, что происходит в случае отказа.
 
Навязывание скромности - очень и очень актуальная проблема в мусульманских общинах на Западе. Женщины, страдающие от этого, в значительной степени невидимы, заперты, и неслышимы, и, к несчастью, если она не углубляется в эту проблему и не имеет доступа к безопасным экс-мусульманским или реформистским мусульманским пространствам, одна она не несет ответственности за то, что повергается воздействию этой проблемы, ее механики, чтобы понять, насколько глубоко она работает. Мусульманские женщины, которые видимы и чьи голоса подхватываются и одобряются их общинами? Они не те, кто несогласны с нормами своего сообщества. Разве это не ясно?

Я не знаю, что люди подразумевают или понимают под "принуждением", но радостное следование доктрине скромности не отменяет наличия давления.
 
Более того, в условиях социальных санкций и поощрений ничего другого и ожидать не приходится. Подчинение существующим социальным нормам не просто способно сосуществовать с убежденностью в том, что ты обладаешь свободой и властью делать свободный выбор – система принуждения поощряет и поддерживает и то, и другое. И это в первую очередь касается социальных кругов, избегающих отношений с чужаками (в особенности изолированных общин)

Потому что если те, кто выбрал соглашаться, видимы, то те, кто не волен выражать несогласие - нет.
 
Женщина, которая настаивает на том, что ее никто не принуждал подчиняться принятым в ее сообществе нормам, ничего не говорит нам о женщине, которая не хотела подчиняться, и не имеет ничего похожего на видимость, чтобы рассказать об этом.

3. О несправедливости несоразмерного возмущения на запрет буркини.

Piccy.info - Free Image Hosting

Или, восхождение на спинах миллионов мусульманских женщин в обслуживании антирасизма.
 
Для меня это немного запутано. Я вообще не в восторге от социальных эпистемических норм вроде "вы не можете говорить о Х без разговора о Y".
 
Например: "Вы не можете говорить об угнетении мусульманских женщин, не говоря о западном империализме (аларм, спойлер: да, вы можете, но, на самом деле, вы должны - я готовлю об этом материал в ближайшее время - (авторка - прим. перев.)) или "вы не можете говорить о жестоком обращении с детьми и женоненавистничестве в небелых сообществах, не говоря о бедности и расизме".
 
Я думаю, что "вы не можете говорить о Х, не говоря о Y" – это неважная эпистемическая эвристика, поскольку она в значительной степени несет в себе встроенное предположение о том, что факторы последнего обязательно относятся к обсуждению первого и/или предположение, что обсуждение последнего не повредит или не затемнит или не отменит обсуждение первого, а скорее усилит его.
 
Или даже предположение, что последнее является более насущной проблемой (например, предположение, что нетерпимость по отношению к мусульманам  –  а не женоненавистничество, или женское обрезание, или убийства чести, или гомофобия –является единственной или наиболее острой проблемой угнетения, мучающей мусульманские общины на Западе сегодня).

На самом деле, эти предположения не всегда верны.
 
В этом случае, однако....

Когда я вижу преувеличенное возмущение по поводу того, что одежда меньшинства женщин из мусульманских общин во Франции в определенных условиях контролируется государством, по сравнению с тем, что остается за кадром (при полнейшем молчании публики) – с миллионами женщин в странах мусульманского большинства, чья одежда контролируется глобально в любых местах за пределами дома, и когда я вижу, как первых используют для того, чтобы затемнять, или отрицать, или преуменьшать механизмы угнетения последних, я невольно начинаю соглашаться с тем, что несправедливо говорить об одних, не упоминая вторых.

Потому что либеральный дискурс имеет тенденцию некритично исключать хиджаб из его социального и культурного контекста.
 
Рассуждая далее, я считаю, что даже делая справедливое сопоставление эквивалентности принуждения к хиджабу и запрета хиджаба, недостаточно (как на карикатуре Khalid Albaih с изображением двух зеркальных ужасающих нарушений прав женщин во Франции и Иране соответственно).
 
Посмотрите на эти два примера, стоящие бок о бок. Посмотрите на них. Подумайте о том, что каждый из них представляет, о серьезности, масштабе и внимании, уделяемом каждому из них.
 
Нам повезло получить от них "равные" явления для рассмотрения, презентованные бок о бок.
 
Справа нам представлена огромная группа из миллионов женщин в десятках стран и этнических групп, чья скромность охраняется невероятно сложными и разнообразными способами (законодательными, социальными, внесудебными, институциональными, семейными, капиталистическими, сектантскими, политическими), которые распространяются на все виды общественного присутствия (так как хиджаб в значительной степени обязательное одеяние для общественной жизни) и которая затрагивает базовые жизненные аспекты (физическая безопасность, образование, эмоциональный вред, мобильность, избирательные права, достоинство, репутация, привлекательность для брака, трудовая занятость).
 
А слева? Нам представлен один из немногих (и однозначно неправильных) случай обратного угнетения, проявляющегося с одним типом исполнения (правовым), который распространяется на некоторые формы общественного присутствия (пляж, государственные образовательные учреждения, гражданские службы) и в значительной степени влияет на эмоциональный ущерб и доступ к общественному образованию, государственной службе, а также пляжам.
 
Тем не менее, даже это сопоставление один-к-одному сегодня оказывается вне прогрессивного дискурса.

4. Кошмарный брак ложного тождества буркини и осуждения запрета буркини.

Piccy.info - Free Image Hosting

Или опошление вреда от доктрины скромности в попытке защитить тех, кто ее придерживается.
 
(Если в этот момент вы подумали что-то вроде «это не соревнование!» и «нет никакой иерархии угнетения!», это раздел для вас)

Запрет буркини нелеп и вреден. Я безусловно согласна с этим. Мои соображения по этому поводу можно свести к «это вредит нашим же целям, поскольку такой запрет только сильнее изолирует маргинализированную группу, а говорить другим, что они должны носить, вообще неправильно потому, что это нарушает телесную автономию». Первый аргумент может быть, а может и не быть, идеологически убедительным (он предполагает, что читатели разделяют положения «то, что изолирует маргинальные группы, в принципе не должно быть юридически санкционировано» или «запрет буркини был по крайней мере частично задуман как услуга угнетенным мусульманским женщинам»). Но последний? Последний должен быть достаточным аргументом для усилий в осуждения запрета как угнетения. Контроль над телесностью – это угнетение.

И, тем не менее либеральная риторика, осуждающая запрет, по-видимому, считает, что для того, чтобы выступать против него, необходимо обелять и защищать сам хиджаб.
 
Риторика, в рамках которой представление, что хиджаб может быть формой угнетения, подается как пример какого-то разнузданного и нелепого расизма; риторика, проводящая пустые аналогии между хиджабом и разными видами западной одежды, которые подразумевают, что представление о хиджабе как инструменте подавления настолько же ограничено – или настолько же гиперболизировано – как выставление угнетением делового костюма или купальника-бикини.

Эта риторика подразумевает, что представление о хиджабе как инструменте подавления – ужасный миф, порожденый неосознаваемыми двойными стандартами к культурным особенностям Запада. Хиджабы и никабы сравнивают с бикини и галстуками (бессознательные двойные стандарты, конечно, здесь играют роль. Но, по иронии, их места перепутаны).

Итак, картинка выше. Рассмотрите ее повнимательнее. «Деловая бурка». Она даже не об объективизирующих гендерных ожиданиях — она использует еще более слабую и поверхностную аналогию, чем ложное тождество "бикини-бурка", и ради чего? Чтобы доказать совершенно ложную идею («нелепо бояться женщин в буркини»), которая стирает динамику угнетения, присущую нормативной доктрине скромности?

Я не заслужила такого. Мы этого не заслуживаем. Здесь нет необходимости, нет компромисса. Ибо:
 
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО можно осуждать запрет на какие-либо виды одежды, в то же время признавая наличие СИСТЕМНЫХ ограничений и системного принуждения, которые понуждают к ношению этой одежды, во всей их серьезности и в надлежащем идеологическом контексте?
 
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО можно признавать механизмы угнетения, окружающие санкционирование и навязывание какого-либо вида одежды, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО осуждая запрет на ношение этой одежды?
 
Я сейчас переведу это в аналогию, чертовски любимую всеми и вся:
 
"О, женщины подвергаются давлению/социализированы для поддержания феминных стандартов красоты на Западе! Или - мужчины тоже должны носить галстуки и воротнички на своем рабочем месте на Западе! И ношение хиджаба не отличается от этого, просто нормализуется презентация другой культуры!"
 
Лааадно...давайте предположим на полсекунды, что они и на самом деле сопоставимы.

Если завтра решат запретить бикини, разве вы не смогли бы осуждать такой запрет как угнетающий и без пяти минут фашистский, не оставляя при этом БЕЗ ВНИМАНИЯ и то, как стандарты красоты, воплощением которых является бикини, ограничивают и подавляют женщин?
Что, они просто исчезают? Нет, не исчезают. Вы знаете, что не исчезают.
 
Дело в том, что это давление и ожидания – ничто по сравнению с тяжестью и степенью институционализированных ограничений, окружающих мусульманскую доктрину скромности.
 
То есть, даже если на минуту забыть о механизмах принуждения (законодательных, социальных, внесудебных и пр.), доктрина скромности по своей природе:
1) распространяется на все формы общественного присутствия;
2) считается нормативной моралью
и
3) связана с культурой чести (религиозные общины, где честь семьи абсолютно зависит от женской скромности, являющейся самой основной социальной валютой),
что ставит его на несколько иное игровое поле, нежели "ожидания и давление".

И знаете, несмотря на все эти обращения к популярным концепциям прогрессивного дискурса – например, «не существует никакой иерархии угнетения! тот факт, что в других странах есть женщины, которым еще ХУЖЕ, не опровергает наш комментарий о стандартах красоты!», –несмотря на все это и на весь этот шум в ответ на любое возражение против идеи Всеобъемлющего  Феминизма, который включает в себя все, вплоть до проблемы ограниченного ассоритмента макияжа и чулков, доступных цветным женщинам, подающейся под видом Легитимной Проблемы Интерсекционального Феминизма, больше всего меня поражает то, что каждый оттенок частности пересматриваемых западных гендерных культурных артефактов По Праву Заслуживает Отдельного Анализа – и это при том, что даже простая попытка привлечь общественное внимание к самому ВОПРОСУ механизмов угнетения, стоящих за ношением хиджаба, требует борьбы, а ведь это гораздо более серьезная проблема, чем, скажем, бренды макияжа, или культурное присвоение, которым якобы является танец живота, если его исполняет белая женщина (серьезно?!).

Иногда мне кажется, что "не существует никакой иерархии угнетения" – это принцип, который служит только тем, чье угнетение, если уж на то пошло, и так не страдает от недостатка внимания.
 
На самом деле, для меня это звучит подозрительно схоже с «Любая жизнь важна». («AllLivesMatter» как ответ-отрицание проблемы на  «BlackLivesMatter», который запустили в рамках антирасистской кампании, - FemUnity)  Не в теоретической конструкции, а на практике.

Потому что пока нет иерархии угнетения и все насущные проблемы рассматриваются вне зависимости от того насколько они «малы», то сохраняется и текущая иерархия репрезентации.
 
Возможно, это удачная и горькая метафора, но дискурс, распределяющий пространство на вещи вроде предназначенной одежды, или вреда от стандартов красоты, или гендерных ожиданий на рабочем месте, по принципу магазинов с макияжем, выделяющим пространство на необходимые вещи и на чулки множества оттенков телесного. И миллионы женщин, чья физическая безопасность, деятельность, мобильность, средства к существованию и свобода, выложены в крошечный уголок «экзотики».
 
Идея «Не существует иерархии угнетений» по-настоящему применима только при несбыточном избытке ресурсов.
 
Хотите серьезно? С меня хватит. Задолбала идея, что есть бесконечное пространство, чтобы говорить обо всём, и что всё заслуживает внимания.
 
У нас нет долбаных неограниченных ресурсов, и если вы думаете, что у нас ДОСТАТОЧНО пространства в дискурсе для хождений по кругу, может быть, это потому, что вы всегда находили его для ваших белых западных феминистских вопросов или антирасистских вопросов, или любых других, не обращая внимания на то, что там нет места для других вещей, которые, честно говоря, более насущны. Вы захватили пространство, и то, что вы вытеснили и что стало невидимым, я и пытаюсь для вас высветить.
 
Вы и вправду думаете, что это вас никоим образом не касается?
 
Мы живем в реальном мире, и мы не можем делать вид, что мы не должны выставлять приоритеты лишь из-за того, что идеологически неверно ставить приоритеты.
 
И, честно говоря, если вы очень озабочены отстаиванием прав мусульманских женщин во Франции, но не говорите при этом также о правах мусульманских женщин при доктрине скромности, женском обрезании, преступлений чести, устроенных браков и т.д. и т.п., то вы не помогаете женщинам-мусульманкам.
 
Если вы заботитесь о женщинах в хиджабах, на которых нападают или которым запрещают хиджаб на Западе, но не о женщине в хиджабе на Западе, которая избита своим отцом, перехватившим ее СМСку однокласснику, то вы ничем не помогаете женщинам с мусульманским бэкграундом.
 
Ваш антирасизм предаёт свои цели, и мне, вместе с женщинами, подобными мне, будет тяжело вас простить за сопутствующий ущерб, для вас, вероятно, невидимый. Но он тяжким бременем падает на наши плечи, на плечи тех, кто наиболее маргинален и замалчиваем в мусульманском мире. 
 
– Хиба Кришт (Hiba Krisht)

PS: Поскольку я предвижу ответы в стиле «сохраним нарратив коричневых женщин» и «а как же на счет всестороннего изучения», зарубите себе на носу, что есть более сложные модели всестороннего изучения, репрезентации, изучения гегемонии и «как можно сделать правильно», будучи даже вне культуры, и отсылаю к этой статье.
Tags: ислам, перевод
Subscribe
promo femunity april 17, 2017 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author