Ольга Ермакова (Ольга Ермакова) wrote in femunity,
Ольга Ермакова
Ольга Ермакова
femunity

Я выбрала радикальный феминизм из-за порнозависимости бойфренда и вернула свою человечность.

Он знал, как я хотела дочь. Говорил, что тоже хочет ее. Все это было у нас запланировано. Он готов был уйти с работы - в его стране это было непросто - и переехать ко мне в США. Я собиралась работать в школе в Бостоне, он - на железной дороге. Мы собирались пожениться в ноябре в Мьюирском лесу.

Все это было до того, как я увидела ее.

Piccy.info - Free Image Hosting

Ее искаженное лицо вздрагивало. Ее голос был от меня в одном клике, но я замерла. Она была "звездой" Korean Slut Gets Pounded By Huge White Cock. Я прочла это название вслух тихим голосом, таким тихим, что услышала тон своего собственного неверия. Он нервно засмеялся, говоря "нет-нет-нет-нет-нет" и отобрал свой телефон, который давал мне для того, чтобы что-то погуглить. Я закрыла лицо руками. Он сказал, что ему очень жаль, но это было обороняющееся, опасливое "жаль" - одно из извинений в духе "пожалуйста, не сердись на меня".

Я подняла голову и выдохнула: "Не понимаю, как ты мог".

Он заколебался, но потом произнес: "Это естественно для мужчин".

Я видела его реакцию, но не отступала: "Женщины в этих видео подвергаются изнасилованию", - сказала я твердым голосом, в котором звучали отвращение и гнев.

Разговор продолжался. Я не думаю, что он понимал, что с каждым слабым оправданием, которое он выдавливал, я получала все больший и больший ущерб.

Я старалась быть снисходительной. Я не хотела быть обидчивой. Он сказал, что любит меня, и была благодарна. Я так боялась потерять его, что почувствовала необходимость закрыть глаза на тревожные знаки. Когда он признался, что хранит на компьютере и в телефоне "мужские пустячки", я неловко засмеялась. Когда он отказался удалить их, я подумала, что требовала слишком многого. Когда он сказал, что не получает удовольствия от секса со мной, я просила прощения за то, что не делала того, что он хотел.

Но я понимала, что видео из его телефона было тревожным звонком. Я знала, что должна настоять своей правоте, и я пыталась помочь ему остановиться. Я посылала ему ссылки на ресурсы, надеясь, что они помогут ему понять негативные последствия порнографии на потребителей, их партнерок и общество. Я говорила, что он не был испорченным человеком, а просто имел дурную привычку. Я очень ясно дала ему понять, что дрочить - это нормально, но самым мощным половым органом является мозг. Я говорила, что верю в него, и главное, что я люблю его.

"Дай мне время", - ответил он. Позже он сказал, что я неправильно его поняла, а потом, что я выгляжу безумной.

Это тяжелое испытание оставило во мне чувство опустошенности и отвращения. Он явно не хотел ничего менять. Я не хотела его контролировать, а хотела, чтобы он понял, почему порно - это плохо, и изменил свои взгляды. Больше, чем о чем-либо, я продолжала думать о нашей будущей дочери. Я не могу растить детей, особенно девочку, в доме, где потребляется порно. Я не могла позволить, чтобы руки, разыскивающие по ночам в интернете сцены изнасилования, держали за руку мою маленькую дочь, ведя ее по утрам в школу.

Через два дня, когда я покинула его, он не возражал. Он окончательно выбрал порно, а не меня.

Я немедленно почувствовала его отсутствие. Мне было очень сложно принять, что мужчина, который был так добр, регулярно принимал участие в систематических изнасилованиях таких же женщин, как я сама. Я плакала семь часов подряд.

После того, как я успокоилась настолько, что смогла говорить, я позвонила маме, утешения которой только вызывали во мне новые волны рыданий. Следующие звонки я сделала тем из подруг, которые называли себя феминистками. Я ожидала, что они посочувствуют мне, и ужаснутся от того, что я сделала. Я хотела, чтобы они сказали мне, что я сделала правильный выбор.

Я получила сочувствие. Я получила стандартные ответы "Мне так жаль", "я знаю, как много он значил для тебя", "должно быть, ты сейчас очень расстроена". Тем не менее, глубокое понимание причины, так сильно расстроившей меня, на которое я надеялась, на удивление отсутствовало. Когда я формулировала ситуацию как этическую дилемму, объясняя, почему я не смогла бы терпеть того, что он смотрит порно, то встречала мычание и неловкие паузы.

Подруги, которым я звонила, были очень хорошими людьми. Я хочу это подчеркнуть. Когда я звонила им, они были заботливыми и терпеливыми, изо всех сил стараясь помочь. И хотя из-за их ответов я чувствовала себя неадекватно, я не могу их обвинять, ведь их ответы были отражением гораздо более серьезной проблемы.

Я обвиняю общество, которое учит женщин терпеть все виды дерьма от мужчин. Нас учат ставить гетеросексуальную любовь во главу угла и бороться за нее так сильно, что планка требований для мужчин практически лежит на полу. Многие женщины не любят порно, но обреченно признают, что их партнеры используют его. Это неловкая тема, обсуждаемая (если вообще обсуждаемая) только шепотом, только с наиболее доверенными подругами, чтобы не прослыть чопорной.

Но эпидемия порно коварна. Интернет сделал доступ к нему наиболее легким, и следовательно, наиболее нормализованным, чем когда-либо прежде. Материалы насилия, хранящиеся на компьютерах взрослых мужчин (например, вашего отца или брата), по существу, считаются материалами, инициирующими мальчиков предпубертатного периода и подростков. Это стало общей темой в комедиях. После моего вышеописанного разрыва, кто-то даже сказал мне "я не думаю, что тебе удастся найти парня, который бы не использовал порно".

Что ж, если если все мужчины, с которыми я встречусь в будущем, полагают, что их нужда в порно должна быть удовлетворена, то шли бы они на хрен. Никто не рождается со склонность или потребностью в порно - никто, даже мужчины. Считать деградацию возбуждающей - не является ни естественным, ни здоровым. Это не подлежит сомнению.

Многие люди просто не задаются этим вопросом. Оспаривать нормализацию несправедливостей страшно и обременительно. После того, как вы поймете, что проблема существует, вы не сможете щелкнуть пальцами и развидеть ее. Бросаю вызов порно, мы бросаем вызов основному принципу мужского превосходства. Если бы мужчины не могли поработить женщин, какой "вражеский" класс они могли бы подчинить? Кого они могли бы объективировать, контролировать, использовать? Может быть, "никого"? Можем ли мы даже представить себе такой мир? Печально, но похоже, большинство из нас не может. Женщины, состоящие в отношениях с мужчинами, по понятным причинам боятся своих мужей и партнеров, уступая культуре изнасилования.

Социальные движения являются отличным источником стресса и безошибочным способом получать меньше удовольствий. Если бы я никогда не читала работа Андреа Дворкин, Gail Dines и других радикальных феминисток, выступавших против порнографии, я могла бы быть счастлива в браке прямо сейчас. Но даже получив шанс, я бы не стала ничего менять. Я потеряла любимого, но получила нечто более важное.

Радикальный феминизм вернул мне мою человечность.

Я прошу вас вновь открыть свою собственную человечность, как это сделала я. Глубоко прочувствованная эмпатия дремлет в нас, погребенная годами социализации. Откопайте ее, хотя бы для тех девушек и женщин, которые придут после вас. Читайте. Думайте. Реагируйте глубоко, без тени смущения. Говорите с другими женщинами, чувствуйте их. Сражайтесь: не бойтесь кричать о преступлениях мужчин.

И те из вас, кто уже видят, что порно - это выгребная яма насилия, эксплуатации и мизогинии - сегодня великий день, чтобы остановить терпимость к этому, даже если это означает оставить своего партнера. Нет никакого позора в демонстрации своей человечности. Слишком много человеческого достоинства висит на волоске.

- Rose Meltzer

Источник

Перевод FemUnity
Tags: перевод, радикальный феминизм
Subscribe
promo femunity апрель 17, 2017 12:00
Buy for 10 000 tokens
Сообщество FemUnity в Dreamwidth Страница FemUnity в Facebook Страница FemUnity в Вконтакте Открытая группа FemUnity Club в Facebook Сообщество menspeak в Dreamwidth Группа menspeak в Facebook Страница "Женская сила" в Facebook Паблик ВК "Женская Сила" Библиотека…
Comments for this post were disabled by the author